Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:39 

героин.я
fuck. off.
Прошу сильно не ругать)))

Золотая клетка

11:13 

«Цвет любви»

Чудовище с КомодА
Чу.





…И я уже не помню с чего все начиналось. Мы сидим на каких-то бетонных развалинах. Вокруг пыль, пепел, рваные куски железа и стрелянные гильзы. Я несколько минут пытаюсь понять где я. Она сидит чуть вдалеке и плачет. Я подошел и сел возле нее. Она не подняла головы и, казалось, даже не заметила меня. А я сидел рядом, смотрел на нее и боялся прикоснуться к ней. Я чувствовал, что она настолько хрупка и беззащитна, что если я произнес хотя бы слово, то от звука она бы рассыпалась на миллионы стеклянных слезинок. Я сидел и глядел как по рукам прикрывающим плачущее лицо, бегут тоненькие ручейки, оставляющие на запыленной коже узоры напоминающие кровеносные сосуды…
Добежав до локтя ручейки срывались капельками на землю. Одна из слезинок упала и оставила на земле зеленое пятнышко. Я протянул руку и стер пыль, это был лист подорожника. Я стал вытирать остальные, а она заметив, перестала плакать и тоже принялась тщательно протирать зеленые листики. Мы вспомнили зеленый. Когда она протирала очередной листок, ей на руку села божья коровка. От неожиданности она вздрогнула, а потом улыбнулась и рассмеялась. Потом она обернулась и протянула мне руку, показывая как по ее ладошке бегает маленький жук. Показывая мне, она продолжала смотреть на него сама и улыбаться. А я смотрел на нее, мне казалось, что я могу всю жизнь просидеть вот так, просто глядя как она улыбается. Тогда я понял, что никогда не видел никого красивее ее. Из-за пыли заплаканное лицо было в грязных потеках, она все еще всхлипывала, но ее глаза… это были самые красивые голубые глаза… Как только я подумал об этом, небо вспыхнуло необычайно нежным синим цветом, а в лужах поплыли отражения огромных белоснежных облаков. Она резко подняла голову вверх и божья коровка слетела с ее руки. Пролетев не больше метра она села на одуванчик, и мы только сейчас заметили, что сидим на небольшом одуванчиковом пятне посреди огромной зеленой поляны. Я почувствовал, что мне жарко. Над нашими головами светилось самое оранжевое в мире солнце.
Все изменилось. Она больше никогда не плакала. Нам всегда было хорошо вдвоем. А если нам вдруг становилось нечем заняться, мы начинали рисовать и перекрашивать, мы мешали цвета, нарочно оставляли цветные кляксы. Мы нарисовали красивый дом с окошком на одуванчиковый луг. Мы раскрасили старого толстого шмеля в малиновый цвет, он был не против, он даже жужжать стал как-то веселее и после прогулки на лугу, он часто прилетал к нам в гости. Мы были не одни. По фиолетовым дорогам бродили очень серьезные лиловые господа в цилиндрах и с тросточками. В тени деревьев прогуливались желтые дамы с маленькими розовыми собачками. На лужайке кувыркались непослушные салатовые дети, прекрасно зная, что на зеленом фоне их почти не замечают их строгие изумрудные родители.
А мы с ней смотрели в окно и пили по вечерам молоко с печеньем. Теплое белое молоко, белое…
- А давай раскрасим его в розовый?
- А чем тебе помешало белое молоко? Ты итак покрасила в розовый всех соседских собак.
- А я хочу розовое молоко!
Она игриво подбежала к столу и посмотрела на стеклянный кувшин с молоком, оно тут же стало розовым. Я делал вид, что мне все равно, и продолжал уплетать печенье. Затем она подбежала ко мне и посмотрела на мой пока еще белый стакан с молоком.
- Все молоко…
Бац, и у меня в стакане розовая жижа. Я продолжал глядеть в окно, как бы думая о своем.
Вдруг она нахмурилась и вернулась к столу.
-Странно…
-Что случилось?
-Молоко опять обесцветилось.
Она повторила операцию. Но через несколько минут молоко приняло свое естественное белое состояние.
-Вот опять… Подойди посмотри, у меня ничего не выходит.
-Ну а я тут причем? Сама задумала, сама и делай…
-У, вредина.
Она снова окрасила молоко в свой любимый цвет, и опять спустя пару мнут оно превратилось в белое. Но какого же было ее удивление когда оно вдруг из белого стало зеленым.
-Ну посмотри же! Что это? Ну что тут происходит… Ну как это може.. Эй, это же ты делаешь!
Я собрался с силами, чтоб сохранить серьезное и слегка удивленное лицо, но глаза меня явно выдавали..
- Я? Да зачем мне это нужно?
- Брось, ты забыл, что только мы вдвоем все здесь рисуем?
- Мда… и вправду промашка вышла… Я не хочу, чтоб оно было розовым, пусть будет белым… или зеленым…
- Ты так говоришь, потому, что зеленый твой любимый цвет.
- Я так говорю, потому что розового молока не бывает.
- А зеленое бывает?
- Ну зеленое….
- А малиновые шмели, а салатовые дети, а лиловые дяденьки?
-Перестань.
-Да сам ты перестань, ты вечно споришь со мной из-за каждой мелочи!
- Ну пере…
- Надоело, я не хочу вечно делать так как хочется тебе. Мы оба живем в этом мире!
- Вот-вот, оба. И мы должны считаться со мнением…
- С твоим? НАДОЕЛО!
- Ну вот и перестань раз надоело.
Я щелкнул театрально пальцем и молоко позеленело.
-Ах так?
Она выхватила стакан из рук и швырнула его на пол.
-Ах так, тогда крась свой сраный мир сам. Я и без тебя справлюсь.

Мы начертили большую разделительную полосу. Пол дома, пол лужайки, пол одуванчикового пятна. Мы так долго спорили какого цвета будет разделительная линия и столько раз ее перекрашивали то в один цвет, то в другой, что в конце концов она стала черной.
Так мы прожили еще неделю, но полоса не ограждала от постоянных словесных перепалок и мы нарисовали забор. Сначала деревянный садовый, потом из металлических секций. Потом добротный кирпичный… сначала двухметровый потом трех… и колючую проволоку. Правда без электрического тока…
Прошел еще месяц. Я даже уже начинал скучать… но проснувшись однажды утром увидел, что одуванчиков на моей половине больше нет, пока я спал она перенесла забор.
Мне пришлось повторить захват, но при этом я забрал себе еще и весь пруд со всей рыбой.
Тогда она нарисовала солдат и те в принудительном порядке выселили меня из дома и перестроили забор. Я тоже нарисовал солдат. Она нарисовала им оружие. Я нарисовал танки. Мир стал терять цвета. Грохот выстрелов, клубы пыли, крики и смерть… Мы вспомнили красный…
Ее мы нарисовали одновременно, под непрекращающуюся не на секунду стрельбу. Ах Энола, помнишь ли ты свое уродливое дитя, которое вырвалось из твоего чрева и с воем полетело к земле. Она стояла посреди поля и сверкала стальной обшивкой. Мы рванулись к ней и возле нее повалились на землю и стали бороться. Валяясь в пыли, кто-то из нас случайно нажал на кнопку… Вспышка, на секунду все вокруг напомнило черно-белый негатив. Я успел увидеть лишь ее испуганное лицо. Затем столб огня, дыма и пепла принятый называть грибом взмыл в некогда синее небо. Глаза сами закрылись… А когда очнулся, то все было серым. И я уже не помню с чего все начиналось. Мы сидим на каких-то бетонных развалинах. Вокруг пыль, пепел, рваные куски железа и стрелянные гильзы…

http://kinosvalka.narod.ru

23:58 

Ворота. Начало

Snezka
"Она была смирной покорной Верной Легкой немой обедненной Моими мечтами"
Начало ночного бреда...:lol2:

Елена стояла перед воротами школы, ожидая, когда её учеников запустят в автобусы и повезут домой. В одном из этих автобусов уехать планировала и сама Елена. Работа в престижной частной школе выматывает, подумала она, - за день выкрашенные дорогой краской стены и лица учениц начинали вызывать раздражённое головокружение.
Школа была двухэтажным зданием примерно тридцатилетней давности. Никаких излишеств или изысков в постройке Елена никогда не обнаруживала: все помещения были лаконично подстроены под жизнь детского сада, в расчёте на который здание строилось. В данный момент в школе не было ни одного свободного угла, везде стояли парты, за которыми сидели хамоватые принцы и принцессы в эксклюзивных джинсах. За рабочий день Елене едва удавалось просидеть в одиночестве минут 10, в остальное время вокруг были люди.
И даже сейчас, по окончании рабочего дня, привычно взволнованные учителя разнимали своих подопечных, внушая им стремление мирно отправиться по домам.
Елене не хотелось думать о том, что и она должна утихомирить троих оставшихся учеников, чтобы они не смущали своим поведением собственноручно приезжающих за своими детьми родителей. Она вышла за решетчатый забор и приблизилась к автобусу. Мимо неё прошёл ночной сторож – неожиданно молодой человек, неопрятно одетый, остроносый, смуглый, повадками похожий на типичного книжно-киношного цыгана. Елена часто видела его издалека; поскольку охрана в шесть вечера отправлялась по маршруту развозить детей, сторож выходил на работу незадолго до разъезда.
Проходя мимо женщины, «цыган» усмехнулся и показал на небо. Проследив взглядом за его рукой, Елена увидела лишь точёные ветки старых тополей, увешанные гроздьями притихших ворон. Небо было спокойным, ровно серым, чёрные силуэты птиц – успокаивающими. Елена отрешённо застыла, глядя вверх. Она смотрела на ажурные просветы между ветками и не могла отвести взгляд. Тополя покачивались, издавая глубокий старческий скрип. В какой-то момент подумалось, что в непрерывном детском гомоне, урчании разогревающихся двигателей и переговорах старших разобрать эти звуки невозможно… Удивившись этой мысли, Елена опустила глаза. Мимо неё медленно проплывали в вязкой тишине школьные автобусы. Невыразительные белые лица детей в окнах были неподвижны.
Сбросить оцепенение Елене удалось лишь когда обе машины скрылись за поворотом. Женщина осталась растерянно стоять у школьного забора. В заливших пространство сумерках потянуло холодным ветром, птицы посрывались с веток и молча ушли в небо.
читать дальше

01:22 

Радиоволна...
Судьба играет человеком, а человек играет на трубе.
Мир вокруг превратился в бешено сменяющиеся полосы цвета. Красный, черный, оранжевый, желтый – вот все чем я живу сейчас. Цвета играют со мной, а я с ними. Переполняют меня, и снова отпускают. Взгляд поднялся в небо, – звезды закручивает небесный водоворот. Карусель из миллиардов огней опускается все ближе к моим ладоням. Все это сейчас только мое. Красно - желтые языки пламени чуть лизнули ноги, и тут же, застеснявшись, уползли обратно к костру. Вихрь увлекает меня за собой. Быстрее! быстрее! еще!!! Сверху обрушился водопад из сверкающих огней и пал переливающимся ливнем на меня! Звонкий смех, вырвавшись из груди, пронесся с такой быстротой, что я едва успела его расслышать. Сквозь решето огней, он рассеялся в ярчайших недрах черной ночи.
Подпрыгнув, я остановила шторм, ноги корнями приросли к земле. Сладкий звук раскатистой цыганской песни продолжал пробиваться через толщу ночи. Луна сплела звездный венок над всем табором. Сегодня, как и всегда, она танцевала здесь, с нами. Сейчас она моя лучшая подруга. Каждым движением я рассказываю ей о себе. Я знала ее вечно, а она меня еще раньше.
Песня заиграла быстрее. Сейчас внимаю только ей. Она вновь главное для меня! Этот день, как и все предыдущие, вновь лучший в жизни! Я наслаждаюсь этим, и каждым следующим моментом, потому что он больше никогда не повториться. Цыганские мелодии нахлынули мощнейшей волной. Я – Мир! Я – Все! Жизнь – погоня за бесконечностью. Я – Вселенная! Небо ложится шелком на плечи. Луна одаряет меня ожерельями. Звезды вымаливают о том, чтобы я заколола или волосы. Ночь манит меня за собой! Она гордиться мною и благодарит за каждый момент проведенный вместе!
С плеч упал синий платок. Черные угли глаз разгорались ярче, заглушая свет костра. Через сотню миль, забывая о любых расстояниях, сюда примчался лучший друг, муж и любовник- Ветер. Мы никогда не рождались и никогда не умрем! У нас нет пределов! Мы там, где мы хотим быть! Он позволит мне сделать все, что возможно представить! Песня никогда не кончится, пока я танцую с ним. И даже сладчайшие языки пламени не смеют перечить Ветру. Только он может мною управлять. Я этого желаю. Он мой единственный путеводитель и надзиратель. Я позволяю, и Ветер нежно касается румян моих щек. Следит за движением кончиков ресниц. Страстно и тепло целует губы. Взамен, по утрам приносит мне букеты из прекраснейших запахов неземных цветов. Покрывает кожу легчайшей пыльцой. Позволяет умываться ею. Иногда я разрешаю ему расчесывать свои волосы. Он с трепетом прикасается к ним, и осторожно, не обронив не единого волоска, собирает, превращая в водопад.
Из-за горизонта показался первый, тонкий, еле заметный луч зари. Этот восход вновь будет самым красивым из всех, что я видела! Песни скоро приглушатся. Эй! Луна! Скоро встретимся! Вместе с солнцем в табор ворвался дурманящий аромат цветов и сверкающая перламутровая пудра из пыльцы.

01:20 

что думаете

Радиоволна...
Судьба играет человеком, а человек играет на трубе.
Я сижу в своей скорлупе. В ней мне неудобно и неуютно. Все что меня окружает, покрыто насыщенно-коричневым цветом. Больше не могу смотреть на него. Коричневый цвет отражает всё. Или всех. Они такие же коричневые. Носят коричневые пиджаки. Встают с постели коричневым утром. Весь день отдают коричневой работе. Проводят коричневую жизнь... Больше не могу смотреть на коричневое.
Я сижу в своей скорлупе. В ней мне неудобно и неуютно. Я люблю ночь. Ночью коричневый цвет превращается в черный. И тогда я не вижу коричневых глаз людей. Они закрывают их для того, чтобы мечтать. Мечтать о том, как завтра, на их работе, они поведут себя не так как сегодня, и вот тогда их коричневая мечта сбудется. И их дорога будет лежать ровно и без поворотов. И их полузакрытые глаза, их тела, их волосы, будет освещать коричневейшее солнце... Я долго не могу уснуть – не хочу видеть коричневые сны. Мне пришлось от много отказаться и пойти против многих, чтобы надо мной светило другое солнце. В моих снах я мечтаю лишь о летнем ветре в лицо. О теплых днях, о зеленой траве и о разноцветной радуге. Прозрачная вода и ультрамариновые брызги. Громкие крики и птичие песни. Тяжелые леса и легкие бабочки в них. Сладкая земляника и кислый щавель... Я открыла голубые глаза, их освещает коричневое солнце.
Я сижу в своей скорлупе. В ней мне неудобно и неуютно. Две недели назад надо мной протекла коричневая крыша. Две недели назад мне стали сниться не коричневые сны. Дыру в скорлупе пробил упавший кусочек неба. Я хотела было его поднять и вернуть туда, откуда он появился. Но кусочек неба выскользнул из рук и разбился, а осколки отлетели мне прямо в глаза. Теперь я больше не могу видеть. Видеть коричневое. Через дыру в скорлупе я открыла для себя огромное количество других красок. Других людей. Других поступков. Но мне сказали, что может пойти дождь. И заделали дыру.
Я стою в своей скорлупе. А ней мне неудобно и неуютно. Я думаю о дожде. Что было, если бы он и вправду начался тогда? Я бы стала ловить ультрамариновые капли руками, умываться ими. Смыла бы с одежды коричневый цвет, а потом с мебели, а потом с дома, а потом с жизни...
Я стою в своей скорлупе. В ней мне неудобно и неуютно. В руках у меня молоток и долото. На ресницы упала капля дождя...
Люди сидят в своей скорлупе, и ждут пока на них упадет небо...

15:39 

Создан Дневник одного автора *))

geschwister
Cколько крика надо для шепота?...
Текстов еще немного и это не чистовик, "произведение" растет и пополняется, так же изменяется и переписывается.
Автор живет заграницей с детства, поэтому грамматически обязательно удивляет.

Приглашаем посетить дневник и оставить комментарии *)Автор также с удовольствием посетит другие Творческие дневники!
Но прежде прочтите приписку в профиле участника http://www.diary.ru/member/?34999

А это сам дневник:
http://www.diary.ru/~geschwister

03:32 

На заметку литераторам))

*Jasmin*
В жизни всякое бывает - и жук свистит, и бык летает
Извиняюсь за рекламу :shy:


Для начинающих авторов и не только, созданно новое сообщество... Более подробно по адресу: http://diary.ru/~legents/

Милости просим)) дамы и господа :bravo:

15:18 

Я новичок, не судите строго... Но судите!

Lesly
О ЛЮБВИ


У Сергея была Она. Девушка его мечты, та, кого он любил всегда не смог бы забыть даже после смерти; та, к кому он и ехал сейчас, сидя в скучном сыром вагоне поезда дальнего следования. Ехал словно во сне, думая, правильно ли он поступает.
Сергей достал из небольшой дорожной сумки ее фотографию. На ней Эля выглядела так же, как и обычно: черные, как ночное небо волосы, длинные, почти до самых колен, спускались вниз шелковыми прядями, бледное как мел лицо, красивые, бездонные, но черные и такие холодные глаза. Да, ее любил каждый, кто ее не боялся.
читать дальше





21:34 

критику, если можно.

9 класс

Когда я сидел там, в классе Английского языка, я смотрел на девушку, сидевшую впереди. Она была для меня так называемым "лучшим другом". Я долго смотрел на нее, на ее шелковистые волосы, и так хотел, чтобы она была моей. Но она не замечала моей любви, и я знал это. После урока, она подошла ко мне и попросила конспекты лекций, что пропустила за день до этого. Я отдал их ей. Она сказала "спасибо", и поцеловала меня в щечку. Я хотел ей сказать, что я хочу, чтобы она знала, что я не хочу быть просто друзьями. Я люблю ее, но я так стесняюсь, и я не знаю почему.

читать дальше

Рассказ: © LOrd Volan De Mort

04:48 

Мегамания

55
Один молча раскачивался на качелях, глаза его смотрели в даль, а на устах застыла озорная улыбка. Дерево на берегу реки прогнулось, качели, подвешенные на толстой верёвке и сделанные из старой покрышки, поскрипывали.
- Один, мы все тебя ждём, мы уже собрались!
- Не торопись, Браги. Мы спали много веков и сейчас нам не следует спешить с делами.
- Один, но как же...
- Мы долго ждали, пусть и нас подождут теперь немного. Твоя задача изучить культуру, Браги. Твоё присутствие не нужно на совете.
Браги сжал перо, прикусил губу, и побрёл по воде на другую сторону реки.
Один спрыгнул с качели и присел на траву прислонившись спиной к дереву. Теперь он смотрел на восток. Глаза его блестели, улыбка неуловимо изменилась, а голова немного наклонилась вправо.
- Один...
- Я знаю Идунн, знаю. И сразу отвечу тебе нет. Занимайся тем, чем занималась ранее. Пусть тебе построят новый храм, пусть поют песни и восславляют. Иди.
Браги остановился посреди реки и поднял из воды пустую бутылку, при этом его рука оказалась в мазутно-бензиновой плёнке. Он было повернулся в сторону дерева с качелями, но решил, что отвлекать Одина не стоит, и отправил бутылку в дальнейшее плавание.
- Мне остаться, о великий Один?
- Как не прискорбно, Скади, но тебе прийдётся ждать пока я тебя призову. А пока, - Один поднялся и положил руку на плечо богини, - ты будешь спать.
Скади медленно опуслилась прямо в землю, словно её поглащала тресина.
Один сложив руки за спиной и смотрел на запад. Взгляд стал жёстким, улыбка пропала, и весь его вид указывал на непокалебимость праотца.
- Мы прибыли, великий Один!
- Тор, тебя я ждал. Мы на совете судьбу твою решим. Ты нужен, но пока ещё я не уверен в твоём предназначении. Иди, и сыновей моих направь ко мне.
- Я понял.
Тор двинулся в сторону ближайших деревьев и скрылся в маленьком лесу. Взгляд Одина немного погрустнел.
- Великий Один, знаю, что в ведении моём намного больше власти чем другим богам расписано тобою. Но почему?
- О грозный Марс! Настал момент всем людям показать насколько тщетны их старанья из в политике найти ответ признания. Им стоит преподать урок, и ты, не будь ты старый бог, прекрасно должен понимать всю суть. Ты можешь отправляться хоть сейчас. Коней тебе вернут. Иди.
- Всё будет сделано как раньше, в традициях давно минувших дней.
Один повернулся на право. Север. Во взгляде скользила ностальгия, надежда и тепло. Его вид стал более мягким и, как бы, "домашним".
- Отец, ты звал меня?
- Хеймдалль и Бальдр, сыны мои, рад видеть вас!
- И мы, великий Один, рады тебя видеть вновь!
- Хеймдалль, теперь, ты будешь моею левою рукой, коль нас призвали на Рагнарек. А ты Бальдр, будь правою рукой моей. Нам время есть ещё, и к битве последней мы должны собрать все силы свои. Идите, и соберите богов в совете.
- Все ждут тебя, все внетерпении.
- Идите и вы к ним, сейчас я буду.
Хеймдалль и Бальдр ушли в сторону деревьев, а Один опустил голову. Когда Хеймдалль скрылся за деревьями, Один глубоко вдохнул и плюнул себе под ноги.
В траве слюна зашевелилась. из размазанного пятна собралась в комок и перемешалась с землёй и сухой травой. Комок начал набухать и увеличиваться пока не стал размером с пачку сигарет. Дальше появились очертания рук, ног, головы. И через несколько секунд безформенный комок превратился в этакого Мальчика-спальчика.
- Квасир! - выдохнул Один и комок зашевелился подавая признаки жизни.
- Я слушаю, мой господин!
- Когда тебя Цверги лишили моей силы - мне пришлось призвать Браги, ведь появилась новая культура. И повезло, что это были Цверги. Смотри чтоб в этот раз ты не попался в стан врага, иначе можем мы в Рагнарек не устоять. Теперь иди, и приноси благие вести.
- Да, мой господин.
Квасир куда то быстро побежал, смотрелось это несколько смешно.
- Ну, Один, вот мы и вернулись! - послышался в дереве насмешливый тон.
- Ааааа, Локи, куда ж нам без тебя? Ты, верно, ищешь ссоры?
- Нет, что ты. А зачем? В мире новом много неизвестного нам. За время сна всё сильно изменилось. И я найду причудливые формы нового пового порядка и извращённо буду с вами "воевать". - Ехидно улыбался Локи.
- Таков закон о равенстве сторон, и ты к нам был привязан.
- Всегда так было!
- Я не спорю. Вопрос хочу тебе задать, ответишь?
- Ну почему же нет, великий?
- В Рагнарек с кем ты будешь?
- А это мир решит в котором мы стоим.
- Я так и знал.
- Не буду более задерживать тебя, пора и мне увидеть эхо поколений.
- Прощай.
- До скорой встречи.
Один отвернулся от реки и медленно побрёл в сторону деревьев. Он смотрел себе под ноги и размышлял вслух:
- Валхалла разрушена, и заново её отстроить не успеем. Средь Эльфов перебезчиков не счесть... а стоит ли считать? Остались Дисы, но все спят. Будить не стоит их сегодня. Хель переполнен, что преимущества нам не даёт. Эйнхерий армию поплнить надо срочно, и в этом Марсу дать распоряженье.
Один остановился у самой кромки леса. Поднял голову к небу. Округа уже была околдована сумерками.
Один поднял руки и выкрикнул так, что земли содрагнулись, а в небесах перевернулись облака:
- Так пусть же мир узнает о нашем возвращении!
С неба прямо в Одина ударила огромная молния, оставив в земле огромную воронку, а это прокатилось по земле.
Теперь Один стоял в божестенных одеждах и с мечём на поясе. Он шагнул за деревья и где то не далеко вспыхнул огромный костёр, а из травы, деревьев и воды вылетело несметное число ярких маленьких светящихся шариков и все они направились к костру.
Начался совет богов.


(с)55

00:59 

Она безумна, холодна...

Marquisa-De
I'm coming back For you Beneath the blue
 Ты знаешь, кто я?
 Ты?
 Нет! Не говори!!! Я знаю, Я – Тень… Я – Пустота… Я – маленькая раковина на дне Океана…такая же, как и ты! Я – среди Сумрака…Я – Вечная Тьма…
 Ты – ЧЕЛОВЕК!
 Разве? А кто такой Человек? Что несёт за собой это величественное слово? Зло? А может быть благословение? Вечное Сияние Жизни? Проклятье? Нет-нет, Человек…его нет! Слышишь, нет! А где он, ты мне можешь сказать? Разве ты знаешь, где Мечта становится Паранойей? Где Человек превращается в Вакуум? Где это место? Ты не способен ответить! Ты же - песчинка. А я?! Я знаю! Я так хочу посмотреть на пока ещё людей, хоть раз за свое бесполезное, порочное существование, пожалуйста, отведи меня ТУДА, где ты не бывал и сам! Дай мне руку, пойдем же вместе, в Небытие.
 Нет! Ты и так среди людей…Человек – это ты! Посмотри на себя! Разве это не так? Ты же можешь чувствовать, я знаю! Ты можешь! Боль…
 Но животные тоже чувствуют боль: эти люди завлекают их в капканы. Смерть берёт их, нежно убаюкивая адской колыбельной песней, звучащей столь нежно и завлекающее. Они не сопротивляются. А люди! Они потом пожирают их плоть, кровавое мясо…
 Да! Человек жесток! Но он может выбрать грань своей жестокости, потому что он - Человек, существо, созданное, чтобы выбирать! А у животных нет выбора.
 А если бы был? Что бы было? Люди, подчинённые стихии погибли бы!
 Такого не может быть…Животные покорны и смиренны. Нет выбора, у них его нет, нет, нет.
 Ты даже представить не можешь! А ведь ты, как животное смирен и покорен мне!
 Но я сделал свой выбор. А ты?
 Я не могу выбирать! Я, как всё в этом Мире, подвластна… Я – не Человек!
 Так кто же ты?
 Я – Безумие!!! Ты же чувствуешь! Дай мне руку, я отведу тебя в Вечное Забвение, ты и я! Я знаю, знаю, где это! Тебе это понравится, ведь ты же - Человек!
 У тебя холодные руки…
 У Смерти всегда холодные руки. Пойдём со мной, мой маленький Человек! Жизнь отдала мне тебя, теперь навеки мы едины. Твоя Душа и Я…мы неделимы! «Выбор» – скажешь ты?! Его сделали за тебя! Человек!
Выстрел. Он лежит на асфальте, широко раскинув окровавленные руки, его сердце уже больше не бьется, его пустые стеклянные глаза вытаращены в холодное зведзное, сумрачное, пугающее своей неопределённостью небо. Он мертв? Да, это так. Но где его Душа? Куда она попала?
Никто не знает ответа. Пути Смерти неисповедимы!

© Romasanta*


@музыка: London After Midnight - A Letter To God

18:51 

Daemonology
Осознание не умеет мчаться как электричка. Значит, придется пешком.
Я могу красиво писАть. Я умею развить идею - крохотное зёрнышко - в нечто большее. Иногда я очень удачно словоблужу.
Вот один и единственный художественный плод моего словесного воображения:

Весна, жар-птица и Весна.

Была Весна. Она сидела за столом. Между ней и полом был стул, а между мороженым и столом – тарелка. Стул был новый, только что купленный в магазине на первом этаже дома, в котором жила Весна, а в окно влетела жар-птица. Она была красная, а на солнышке отливала золотом. Весна подумала: «Синий крокодил – это к счастью». Весна вышла в подъезд и принюхалась. Баба Галя пекла оладушки. По перилам катался Ванька на велосипеде. Запах велосипедной смазки сказал Весне: «Пора обедать». Весна хотела было возразить, что восемь часов дня – это время не для обеда, но послушно пошла обратно на кухню. Тарелки между мороженым и столом уже не было, да и мороженого тоже. Зато была жар-птица. Она сидела на жердочке крысы Зорьки, икала и облизывалась. Весна подошла к холодильнику и достала последнюю пачку сухоовощей, положила их в кастрюлю и поставила на огонь. Огонь вяло зевнул и стал синим. Сухоовощи закипали. Весна завороженно смотрела на пузыри, которые росли, а потом с мягким чмоком лопались в воде, пахнущей помидорами и картошкой. Потом Весна тряхнула своей золотой шевелюрой, налила мадеры в бокал с нарисованными на нем жар-птицами и полила мадерою кактус. Кактус блаженно закрыл глаза, улыбнулся и замурлыкал себе под нос «Августина». Тут Весна вспомнила, что давно хотела пересадить к нему милую чайную розочку – для разведения потомства. Вода в сухоовощах давно выкипела. Весна мелко покрошила их и щедро полила вареной сгущенкой. Ванька в подъезде упал со своего велика и заныл. Весна села за стол и начала есть. За стеной был слышен звон посуды – баба Галя допекла оладушки и уже мыла сковородку. Солнце ударило по глазам золотым молотом. Оконное стекло треснуло и рассыпалось по кухне Весны искрящимся дождем. Из вентиляционного люка потянуло оладьями с клубничным вареньем. Весна встала и подошла к окну без стекла. Ветер взъерошил ее волосы. Жар-птица слетела с Зорькиной жердочки и ей на плечо.
– Так вот ты какая, тезка-весна, – прошептала девушка.


Это я написала довольно давно - почти три года назад. Теперь я очень хочу написать что-нибудь ещё. Кроме того, есть желание это "ещё" сделать больше, сюжетнее, реалистичнее и глубже.

Но ближе к делу.
У меня нет сюжета. Просто нет - даже никакой крошечной идейки, малейшей искры нет!
Если у вас есть идеи, я с радостью разовью тему. Большая просьба не предлагать что-то, основанное на любви мужчины и женщины - сейчас я не могу об этом даже думать.

19:56 

здравствуйте !

твоя бессонница
минор на губах застыл
Метрополитен.


-А небо сегодня голубое-голубое…тебе это не кажется глупым?
-Это ты мне?
-Ну да.
-А почему это должно казаться мне глупым?
-Просто. Просто февраль.
-И поэтому небо не должно быть голубым?
-Мне так кажется, тебе нет?
-Нет. Не знаю. Да какая разница!
-Не знаю, наверное, никакой.
-Моя станция…ну, удачи.
-И тебе. Не забудь посмотреть наверх. Ты можешь изменить свое мнение.
А он просто промолчал в ответ, улыбнулся и вышел на своей станции. Поток разноцветных людей завертел его, заставляя все больше ненавидеть человечество и жалеть с каждой минутой все больше об отсутствии индивидуального транспортного средства. Выслушав в свой адрес пару лестных слов, он все-таки попал на эскалатор и медленно стал плыть вверх. Он просто изучал рекламные стенды, когда вдруг подумал о ней. Он почему-то очень четко запомнил ее. Она была какая-то…оранжевая. Причем он точно не помнил, было ли на ней что-то оранжевое или это просто восприятие человека в цвете, как у художника. А он и был художником. «Я бы ее не нарисовал никогда» – сделал он для себя вывод. Но он продолжал думать о ней. И с тщательностью отгоняя от себя мысли об «оранжевой» девушке, он опять сел в поезд и понесся в темные глубины городского метрополитена.
А она все еще ехала все в том же вагоне, размышляя о нелепости голубого неба в феврале, о том, что скоро весна, о том, что скоро…скорей всего она никогда больше не увидит этого парня! «А он точно не художник, не фотограф и не дизайнер, он, наверное, экономист или техник, а может быть он продавец мороженого. И сейчас у него сезонный отпуск, потому что мороженое зимой - такая же нелепость, как и голубое небо в феврале». Она так думала. А еще она думала, что у него удивительные глаза. Она именно благодаря ним вспомнила цвет неба. И она даже не знала, почему заговорила с ним. Все это было как-то само собой. Как-то странно.
Он сидел и думал, что, наверное, больше никогда не увидит эту девушку. Слишком большой город. Мегаполис. И ему стало жаль. Совсем немного.
Они оба мчались по темным тоннелям под гудящим суетой городом. Он - на запад, она - на восток. Слишком быстр темп жизни, по которой мы несемся сломя головы. В толпе незнакомых людей мы часто не можем разглядеть истинно важные вещи. Мы мчимся куда-то, стараясь успеть сделать то, что «должно». Незримый судья устанавливает правила игры, и мы ни на секунду не задумываясь, подчиняемся им. Забывая о истинных ценностях, в первую очередь, о любви. Мы стремимся достичь призрачных высот. И совсем не умеем мечтать как в детстве. Мы не замечаем чудес, а они вокруг нас. Но мы все спешим, спешим, спешим…строим из себя взрослых, умных людей, знающих что такое жизнь. Возводим вокруг себя воздушные замки из иллюзий, стараемся показать другим, какие мы успешные, умные и счастливые. А по ночам тихо плачем, потому что все-таки понимаем, что упустили что-то важное. Самое важное. В серой суете пропустили любовь. Слишком спешили куда-то. Слишком нелепым показалось окликнуть проходящую мимо девушку. Слишком вульгарным спросить имя парня в автобусе.
Она вышла на своей станции. Рассеяно скользнула взглядом по давящей на психику надписи «выхода нет». И в голове замелькали слова песни… «скоро рассвет…»… «выхода нет»… «полетели…»… «как в метрополитене…». А вперемешку с ними мысли о том странном парне. И она вдруг остановилась. Вокруг бежали, шли, сонно плелись люди, двигались, двигались, двигались. А она стояла посреди этого потока ошарашенная. Она ведь больше НИКОГДА ЕГО НЕ УВИДИТ! Эта мысль отозвалась в голове тупой болью, в груди что-то глухо сжалось. Музыка в плеере остановилась. И она оказалась посреди монотонного людского гула. И он быстро привел ее в чувство. Мысль о любви, взявшейся из ниоткуда, показалась ей страшной нелепостью. Часы показывали половину девятого. Она опаздывала на работу. И поддавшись всеобщей спешке, она стала быстро продвигаться к выходу. А образ того парня стал тускнеть. И к концу рабочего дня она уже не могла вспомнить его лица. Помнила только, что глаза у него были голубые-голубые, как небо.
А он все ехал, ехал, ехал…ему страшно хотелось курить. Это желание зудело внутри, или…нет. Покоя ему не давала мысль о чем-то, а о чем, он уже не мог вспомнить. Звонок телефона отвлек его от раздумий. Девушка. Давно надо было ее бросить. Их отношения переросли в привычку. Встречи по расписанию. Звонки на ночь. Глупые обязательства и постоянное обоюдное вранье… Опять звонок. «Отклонить». «А ведь голубое небо в феврале действительно глупость…жаль, что я ее больше не увижу…я слишком много думаю о всяких глупостях и случайных встречных девушках. Надо спасать свои отношения.» И он стал спасать свои отношения. Вышел на своей станции, поднялся пешком наверх, завернул за угол. В лицо ударил тускло-серый, истинно февральский свет. Ступеньки. Воздух. Он поднял лицо и посмотрел в небо, как и просила та девушка. А небо было серым…И как иглой в сердце кольнула мысль о том, что НАДО БЫЛО! НАДО БЫЛО! НАДО БЫЛО! Надо было остановиться, не бежать, сесть рядом и поговорить с ней. Поговорить о том поводе, который она нашла, чтобы заговорить с ним. . Надо было взять ее телефон, и он услышал бы ее голос, он бы увидел ее, он бы обязательно нарисовал ее! Надо было…ну, значит «не судьба»… Звонок. Девушка.
-алло!
-привет…
-привет.
-ты еще злишься на меня?
-не, солнце, не злюсь.
-увидимся вечером?
-увидимся.
-ну пока, я люблю тебя.
- и я тебя. Пока.


02:51 

baby-writer
Критиковать - значит объяснять автору, что он делает не так, как делал бы критик, если бы умел (с)
22:49 

Погребение души

Свирепая Мяу
Не бегите от снайпера... умрёте уставшим.
Она гуляла по берегу океана… Она снова приехала сюда, где никого нет – ни людей, ни машин, ни городской суеты… Здесь не было ничего человеческого, только скалы, океан и разгулявшийся к полудню ветер. Солнце было уже высоко, и может быть, поэтому совсем не грело… А может быть и потому, что сегодня она с честью похоронила какую-то часть себя… С честью, с почестями и в чёрном одеянии – всё как полагается… Всё в этот день напоминало о скорби – и небо, и камни, и накатывающие волны… Но прежде всего мысли не давали ей покоя – ни ей, ни умершей её части. В этот миг они представляли для неё Вселенную, непочатый край загадок, изобилие феноменов и парадоксов, непостижимое нечто, занимающее всё её сознание… Она, было, хотела совершить подвиг и попробовать в этом разобраться, но всё, вроде бы скорбящее вместе с ней, было в то же время слишком живо и динамично, чтобы позволить ей это. Крики чаек не давали ей сосредоточиться, ветер трепал волосы, а яркое бесполезно холодное солнце слепило глаза. Всё было против неё в этот проклятый день, даже её самой осталось только половина…

Годом раньше…

Она сидела на берегу океана и пыталась соорудить новую запись в своём дневнике…
*Нда… Её дневник был дневником образцовой студентки, уже даже аспирантки, специалиста, как говорят, с перспективой! Записи типа «приехала с конференции, выступила хорошо, руководитель хвалил», «наконец насобирала материал для дипломной! УРА!», «предложили работу на кафедре» были там в большинстве. Но, тем не менее, на учёбе она не зацикливалась и человеком была весьма разносторонне развитым! Была мастером спорта по спортивным танцам и на чемпионатах страны её пара нередко оказывалась на пьедестале почёта. Кроме того, она очень увлекалась журналистикой, ей даже предлагали вести колонку в одном довольно известном журнале. Бала очень недурна собой. Мужчинам она нравилась, но найти партнёра себе подстать было нелегко! Во-первых, далеко не все могли смириться с умом и проницательностью своей подруги, а во-вторых, вкус её был также хорош, как и профессиональные успехи! В общем, надолго в её жизни ни один мужчина не задерживался…. Хотя какая-то тайная любовь была, ей-то она себя и тешила в свободное время.*
Солнце палило вовсю, хотя жарко как всегда не было, лёгкий ветерок небрежно гулял возле скал, слегка раздувая каменную пыль… Тут её медленно накрыла чья-то тень… Она насторожилась, но не обернулась, он сел рядом. До её лица донёсся ненавязчивый запах приятного парфюма. В это мгновение ей стало так хорошо и приятно, как будто рядом сидит родной, до боли знакомый человек. Минут 10 они сидели безмолвно… Потом он поднялся и подал ей руку. Она положила свою руку на его горячую ладонь, поднялась, и первый раз посмотрела ему в глаза, «очень милый» - подумала она про себя. Дневник остался лежать на камнях, а они, оставив её «историю» в прошлом, пошли гулять по побережью. Так они пробродили весь день практически безмолвно… Когда, сделав круг, они вернусь на то место, откуда вместе ушли, дневник всё ещё ждал её, но ей как ни странно уже не хотелось возвращать его в свою жизнь. Так она начала всё сначала. Каждый день примерно в одно и то же время они встречались там, возле скал, которые свели их вместе. Они практически ничего не знали друг о друге и не хотели знать. Они знали только то, что их безумно тянет друг к другу, и что жить друг без друга они уже не могут. Это было что-то вроде наркотика, который они каждый день доза за дозой дарили друг другу. В результате они стали проводить всё больше времени вместе, она уже не ездила на свои конференции и всё реже встречалась с научным руководителем. Через какое-то время она поняла, что это вовсе «не её» и с аспирантурой было покончено, она не появлялась на кафедре, где, судя по документам, всё ещё работала и довольно редко бывала дома. Ей было вполне достаточно ЕГО, который так неожиданно занял всю её жизнь. География их прогулок постепенно расширялась, но место встречи оставалось неизменным – всё тот же берег всё того же океана. Через полгода они уже знали друг друга настолько хорошо, что угадывали настроение, находясь порознь. Это было какое-то безумство! И, пожалуй, это безумство называется любовь. Любовь захватила их в свои крепкие объятия и пропитала собой скалы и камни, которые невольно стали свидетелями их несостоявшегося брака. Всё было так хорошо, что в это было сложно поверить… Да они и не верили! Они просто жили! Жили друг другом!
Однажды она как всегда пришла на берег… Его не было… Она уже успела порядком замёрзнуть, сидя на холодных камнях, но всё равно ждала его. А его всё не было…
На следующий день она снова пришла, и снова не нашла своего возлюбленного. Она уже ничего не понимала, ей было холодно и страшно, но она всё равно ждала его. Ждала его тёплую тень, его запах, его нежные объятья… И снова ничего… Пустота. Её сердце разрывалось от неизвестности. Сначала в её голове было слишком много мыслей, потом их не стало совсем… Ни в голове, ни в сердце ничего не осталось… Глушь… Глушь, подкреплённая страхом и непониманием…
Она приходила туда каждый день, каждый день ждала, каждый день верила, что родной силуэт вот-вот появится и спасёт её смертельно раненую душу.
Каждый день…
Она просто сгорела…
Она проводила всё больше и больше времени на берегу, ожидая его появления, но взамен не получала ничего кроме одиночества.

Она сделала круг вдоль побережья, как они обычно это делали… Желание понять, что произошло испарилось… Она просто шла, скрестив руки на груди… В её голове то и дело возникали картины из той жизни с ним, и это только делало ей больнее… Но слёз уже не было… В ней уже ничего не было…
Вернувшись к началу маршрута, она увидела не вдалеке что-то знакомое… её дневник. Конечно, он уже лежал не на том месте, где она его «похоронила», а немного поодаль. Она подошла к нему, подняла с холодных камней, обняла и медленно пошла навстречу океану… Вода была ледяная, да и она тоже… Вместе им теперь будет лучше. Океан и она… Бескрайние солёные просторы и заживо сгоревшая душа. Вот она, идиллия…


20:37 

Вот...мона к вам???

Элиссанде
Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придёт конец. Слава безумцам, которые живут себе, как будто бы они бессмертны...
Ночь. Ветер в лицо. Пустая дорга. Москва. Бешеная скорость. Мимо летят огни. А ты несёшься. Куда? Туда, куда глаза глядят. Зачем? Ради свободы. Подальше. От мира. От людей. От проблем. Но с той единственной, которая не представляет себе жизни без тебя. Со мной. кровь приливает к мозгу... пока она это делает мы уже пересекаем границу.выезжаем на нормальную дорогу.вот она... франция.германия.отель.ночь.крепккий сон.весь день.ночь.дорога.Я сижу рядом. Мне страшно. Но я молчу. Потому что ещё страшней для меня- потерять тебя.Одно моё слово и мы вернёмся. Но я не хочу возвращаться. Не хочу обратно в этот суетный мир. Обратно к семье. К неволе.А с тобой...с тобой я буду свободна!И поэтому я молчу. Мы отправляемся дальше. Скорость уже приближается к 270. Я легонько трогаю твою руку. И всё сильнее вжимаюсь в сиденее.Ты сбавляешь скорость. "Всё будет хорошо. Я тебе обещаю." Поцелуй. И дорога. ТУда, куда глаза глядят. Я боюсь неизвестности. Ты не боишься ничего. Кроме потери меня. И сейчас мы рядом. И больше никого. Я тебя люблю. А ты любишь свободу. Но свободу рядом со мной. Потому что тебе надо, чтобы тебя любили.И ничего больше нам не надо. Лишь дорога. Дорога к свободе...


Может это всё глупо...но это писалось ночью вместе с другом... и это реальные мечты...и желание убежать двух людей, которые не могут друг без друга...ну по крайней мере я без него...

12:29 

Сказка о Ненужных вещах

(Ash)
Извините, что я говорю, когда вы перебиваете.

Глава 1

Трубочист сидел в своей маленькой чердачной комнате.В круглое окошко заглянула луна,осветив все убранство помещения...Кровать,тумбочка,небольшой столик,на нем горела одинокая свеча..Рядом со свечой лежал лист бумаги,на котором чернели строчки:
Забавно,впрочем не смеюсь,
Зачем,
Ведь все уже не ново,
всем.,
Этой жизни мрачный юмор,
известен,
Как бородатый анекдот,
Замызганый,средь тысяч языков,
Не нов, увы не нов....
Трубочист отложил перо...задумавшись,облизнул губы,как бы смакуя последние строчки и закурил трубку...
"Неплохо" -, сказал стоящий за спиной Трубочиста ,его единственный друг- поэт...-
"но к сожалению мне уже пора уходить." И поставив на стол недопитую чашку чая, вышел в открытую дверь...Время тянулось медленно...

В дверь постучали,и через несколько секунд в комнате уже стоял энергичный молодой парень.Он быстро прошелся по комнате,оглядывая ее...потом ,что -то пробубнив под нос ,наконец обратил внимание на Трубочиста..."Э..Э..Не вы -ли племянник Эдвина Кроуса"-чуть смутившись прмолвил он..."Ну я" - ответил Трубочист..."Э..Ну тогда я вынужден пренести вам печальную весть - ваш дядя умер...и..как вы наверно знаете, он был милионером, и оставил наследство...
своему сыну - поместье и завод,вашемуму брату -деньги,а вам- вот этот сундук..."
Он громко свистнул,и в комнату ворвались два грузчика,волоча за собой,огромный сундук...Вам расписаться - здесь...Молодой парень протянул Трубочисту,листок ...
трубочист не глядя расписался...И они исчезли,как ураган,быстро приходящий,и столь-же молниеносно прекрощающиеся...
В двери остался стоять только один из грузчиков..."мне так и не заплотили за перевозку сундука"-глубоким басом продекламировал он... "Ну что ж,коли на то пошло,то еще и выпей за упокой моего дяди.."-Трубочист,сказав это вытянул из тумбочки последние отложенные на черный день деньги,и бросил их грузчику....
Свеча догорела....

Глава 2

На улице стояло ясное осеннее утро,ветер вносил в окно обрывки разговоров,нецензурной брани,и запах жженых листьев...Трубочисту пора было собираться на работу,но он все еще лежал на кровати...Его мысли были далеко от городской суеты...в детстве...Дядя был удивительным человеком, подарившим ему самый дорогой подарок - счастливое детство, смех и игры...книги,аромат только-что скошенной травы..."Что-же мог завещать мне дядя?"-думал трубочист..Он ведь знал,что деньги для меня давно потеряли смысл,что всю его библиотеку я знаю наизусть...да и на пост начальника я не гожусь,слишком люблю свободу...Я счастлив жить так,как живу....
Сундук молча стоял в углу..
Трубочист подошел и открыл его..
На дне лежала записка и большой мешок...
Трубочист прочитал записку :
В ней было сказано:
(Дорогой племянник,
Сегодняшним вечером,я писал завещание,и размышлял,кому, что оставить на случай моей смерти...и понял ,что тебе безразличны и деньги и мой дом с заводом...
По этому я отдаю тебе самое дорогое и ценное в моей жизни...Колекцию ненужных вещей...Признаюсь честно,что мне они тоже не пригодились,но иногда,глядя на них, я вспоминал друзей,которые мне их подарили и улыбался......Улыбнись и ты...

PS.Добовляю и от себя еще одну вещь....)
Твой дядя Эдвин.

Трубочист широко улыбнулся и развязал мешок...
В нем лежали:
-Подушка и сломанные настенные часы..
-Бумажная розочка от обертки конфет..
-Учебник "Русского языка" в комплекте со словарем..
-Маленький резиновый шарик-попрыгун,на резиновой -же веревочке,
с пластмассовой рыбкой внутри...Трубочист битый час вспоминал,как он называется но память ему отказала...
-листок с изображением чудесной карновальной маски..
-Пластинка от грамофона с какой-то полународной музыкой..
- Монетка ...Это от дяди...В детстве очень важные вопросы он решал подкидывая ее и смотря ,что выпадет...
-Линза от микроскопа.
-И маленький клубок серых нитей
Вот и все богатство..
странно и смешно...

Глава 3

Трубочист шел домой,разбрасывая перед собой,ворохи желтых листьев...день уже клонился к вечеру...Внезапный порыв ветра принес на своих крыльях мятую бумагу плаката,бросив ее прямо под ноги одинокому прохожему...Трубочист поднял ее и прочитал... (" ОСЕННИЙ КАРНОВАЛ" - последний раз в году, чудеса и сказки оживают прямо перед вами...) ,затем он порылся в кармане,и нашарил дядюшкину монетку,подкинул...но не успел поймать и она утонула в море листвы...Даа действительно бесполезная вещь,подумал Трубочист...но он уже твердо знал,что пойдет на праздник...
Он только и успел,забежать домой,за дядюшкеным мешком,как уже настала ночь...
Странно приятно бродить по пустеющим улицам города,под мелко моросящим дождем...Ноги сами несли его к северным воротам...к карновалу...

Глава 4

Серые тучи, низко нависли над долиной,заслоняя звезды и свет луны...Когда Трубочист подошел к воротам Карновала,последний посетитель ,спрятавшись под зонтом,быстро выходил из них...У ворот сидел нищий,он весь вымок, его длинная седая борода,была измазана в грязи,а в миске для подаяний валялись лиш объедки...
"Прости отец,но у меня ничего нет"-сказал трубочист,и только собирался пройти мимо,как старик окликнул его.."Сынок,ты я гляжу входом промахнулся,"-и хитро подмигнув, показал на маленькую дверку за его спиной...Но если хочеш пройти,
подари что-нибудь старику-привратнику... Трубочист подумав,достал из мешка первую попавшуюся вещ...Это оказалась подушка..и...протянул ее старику...
Старик широко улыбнулся,и принял ее..."Знаеш,что надо старому человеку",-сказал старец засовывая подушку себе под задницу..."ну проходи,чего встал".. и дверь с тихим скрипом открылась...

Трубочист вошел,и его тут-же ослепило множество ламп,Зал был полон людей,которые,танцивали под музыку доносящуюся казалось неоткудо...Все были в масках...
Трубочист,порывшись в сумке достал,листок,с изображением маски.Подрезав пирочинным ножом края,и сделав прорези для глаз,напялил ее себе на лицо....
Получилось даже ничего... Он еще раз окинул взглядом заллу и увидел,на ее противоположном краю,два пустующих трона и вокруг них несколько людей...
Трубочист прошел среди танцующих пар, и низко склонившись,представился....
"Я- Бумажная маска "...Люди повернули на него взгляд и все разом просияли...
Позвольте и мне придставиться, вышел вперед,непомерно толстый человек,одетый в кафтан...Из всех карманон,у него торчали часы,а на руках их было не меньше десяти..."Я-Время"-сказал он...Кстати вы как раз вовремя...Он начал по очереди доставать,из своих огромных карманов,часы за часами...каждый раз сверяясь с ними...."Нет,по этим-опоздали на три сотых секунды..."-пробубнил он и видемо надолго ушел в подсчеты...
Следующим представился Старик,от него пахло пылью и знаниями...."А я -Книга"...сказал старик принюхавшись к мешку Трубачиста.." Чую "Русский язык",со славорями"...закрехтел он,...хорошая книга...
А господина "Книгу"- уже отпихивала в сторону симпотичная девушка с карими глазами...
"Привет ,меня зовут Музыка - пойдем я покажу тебе здесь все" , и взяв за руку Трубочиста ,быстро повела его в едва различимую из за зановеся дверь..
"Это -банкетный зал"- сказала она,вводя Трубочиста в круглую комнату,оформленную в восточном стиле.Она подвела его к ужасно тощему человеку,вокруг которого суетилось множество детей.."Знакомьтесь-это(она показала на тощего) господин Болезнь со соими детьми...Грип,Простуда,Пилонефрит...Всех и не упомниш" - посетовала Муза...
"Ах ты негодница" -вскрикнул господин Болезнь, и отобрал у маленькой девченки трубку вытащенную из кармана Трубочиста..."Простите маленькую Астму,ее всегда привлекает запах табока", он неловко улыбнулся ."Позвольте я представлю вам свою жену"-промолвил он и громко крикнул "Смертюша!..."
Из за еще одной двери скрытой занавесем,послышались шаркающие шаги и ворчание..."Ну чего тебе"-,пробубнила сгорбленная старушка,с клубком шерстяных нитей в руках,конец нити уходил куда-то за дверь."Не видиш -я занята.."-зло добавила она. Взгляд старушки обшарил гостей..."А это кто такие?"-грозно спросила она.Г-ин Болезнь побледнел ,но сказал:"Дорогие гости это моя супруга Смерть,а это ,моя дорогая,-госпожа Музыка и господин....извените ,а как вас? "Бумажная маска"-ничуть не смутившись сказал Трубочист..."Да,Да"-наигранно улыбнулся г-ин Болезнь..."Дурацкое имя" - сказала старуха и вышла прочь...
"Извените ее за грубость,она прядет "Ковер истории",и по этому очень занята".. -вновь начал оправдываться тощий.."Вы-же понимаете-нити человечиских жизний так малы...вечно их не хватает на что нибудь толковое,вот она и злиться".." Ничего страшного,мы не обиделись "- улыбнулась ему Музыка,- "Да и идти нам уже пора"...Сново взяв Трубочиста за руку ,она вывела его из комнаты...
"Пойдем потанцуем"- предложила Муза,вытаскивая юношу в центр бальной заллы.Взявшись за руки,они начали танцевать медленный танец вместе с остальными парами,под музыку,которой казалось пропитано все помещение...
"А ты знаеш,у меня для тебя есть кое что повеселее",-сказал Трубочист и вынул из сумки старую пластинку народных песен...Девушка подмигнула ему и взяв пластинку,зашла за один из тронов,где видимо стоял громофон..Она поменяла пластинку...Грянула песня...
Первую минуту в зале царил хаос,но наконец танцующие собрались в кучку и взявшись за руки начали водить хоровод...Трубочист с г-ой Музыкой оказались в его середине.
Трубочист достал из кармана бумажную розочку и протянул ее девушке...
Она слегка склонив голову приняла подарок...а затем запела...
ее тихий ,нежный голос заполнил всю залу,вливаясь в веселую мелодию с пластинки...Роза в руках поющей стала оживать и распускаться всеми оттенками красного....мир вокруг застыл...
Трубочист,нежно обнял Музу...
А хоровод все кружился и кружился.Маски сменяли одна,другую...
Глава 5

Время в этом месте было неизменно...Свечи никогда не догорали,а музыка не прирывалась не на секунду...Это был вечный танец...
"Прошу тебя, забери меня отсюда" - прошептала Музыка ему на ухо,"..Только ты можеш это сделать, мы все здесь в плену безременья...я здесь уже целую вечность...я хочу свободы..".
"Я попробую"-прошептал ей в ответ Трубочист и пошел к тронам, где г-ин Время все еще занимался подсчетами,он выложил перед собой,все свои часы( их оказалось более полусотни) и обложившись ими все еще бубнил:"Третья доля секунды,пятая доля минуты"...
"Г-ин Время-у меня для вас подарок", сказал Трубочист, достовая из сумки сломанные часы..."Как любезно с вашей стороны,-"расплылся в улыбке толстяк...-"Осталось только их починить...я схожу в свою комнату и разберусь с ними, а вы молодой человек пожалуйста постерегите мою коллекцию.."-сказал Время в перевалку удалился за ширму...
Трубочист остался стоять в раздумье...перед ним лежали часы самых разных мастей и марок...он начал перебирать их,пока не нешел одни (малннькие с позолотой),которые стояли...трубочист завел их...
С первого взгляда ничего не изменилось,но присмотревшись трубочист заметил , что свечи начали плакать воском,а трон,впрочем как и костюмы танцующих,
стали стареть на глазах...Поднялась паника,а Трубочист ,что-бы задержать г-на Время ,перевел еще несколько часов...Когда он вскочил,одна из игрушек толстяка,упала и укатилась куда-то в щель пола...Юноша не обратил на это внимания и подхвотив на руки Музу, побежал за занавес...
Позади продолжался переполох...
Глава 6

Они вдвоем вбежали в банкетный зал,а из него в еще одну дверь,за которой находился каридор, в конце которого маячил выход...
И они помчались вперед,но дорогу им перегородили два силуэта:старуха Смерть и девушка с почти ничего не видящими глазами..
"А ну слепота,не дай им уйти"-закричала старуха,а сама полезла в карман и достала оттуда два клубка...
Трубочист быстро нашел у себя в карманах две вещи.... Маленькую линзу от микроскопа-девушке и серый шерстяной клубок -старушке...
Девочка,взглянув в линзу воскрикнула- "Боже,как красиво",она как в первый раз начала осматривать все вокруг...
Смерть посмотрела на клубок и вдруг улыбнулась-"Ааа стервецы- знаете как угодить старухе...какая удивительная и длинная жизнь... Ну бегите,бегите,пока я не передумала"...
И они побежали....
У выхода сидел привратник,который только кивнул Трубочисту,и указал на сидящего в тени дерева мальчика лет десяти,он был явно огорчен тем ,что не попал на ярмарку...Трубочист подошел к нему и улыбнувшись выгреб из сумки остатки ненужных вещей...Там остался учебник с словарем и странный резиновый шарик-попрыгун...
"Эй паренек!"- я принес тебе кусочек праздника,и пригоршню знаний, наконец сорвав с себя маску ,промолвил Трубочист...Сейчас беги домой,ведь скоро стемнеет...."А кто вы?"-спросил мальчик..."А я -самый главный клоун на этой ярморке..!"- ответил Трубочист...Мальчик рассмеялся,и сорвавшись с места помчался в город,попутно играя с прыгуном... А Трубочист и Музыка направились в другую сторону...
Глава 7

Из ворот вывалилась погоня,ее возглавлял старина Книга,за ним следовал г-ин Болезнь со всеми детьми и Г-ин Время ,который уже разобрался с часами,а теперь сетовал-" Не уж-то он украл мои любимые часики, вот горе-то"
Когда они выбежали с ярморки,то сразу увидели привратника,который спал(или делал вид,что спал),но его даже не стали будить.Старик Книга принюхался и сразу почуял уже знакомый запах " Русского языка с словарем", Нам туда-крикнул он и помчался по дороге в город,уводя всех за собой...
На дороге еще некоторое время стояла малышка Астма,ей как будто-бы чудился запах табока,с другой стороны дороги....Но в конечном счете она ришила,что дед старше и умнее..."почудилось"-подумала она и побежала догонять остальных...
Глава 8

Трубочист с Музой остановились на лесной поляне.Звук погони сзади затих.
Девушка обняла своего спасителя и поцеловала его" Спасибо тебе"-прошептала она... А трубочист лиш устало ответил-"Пойдем домой"... Муза засмеялась и сного поцеловала его,азатем серьезно спросила - "Так ты еще не понял?"
Трубочист с удивлением посмотрел на нее...
"На карновал духов не попадают простые люди"...с улыбкой продолжила она.-.
"Ты помниш,как ушел из дома дяди?"... "Нет"- с удивленно промолвил Трубочист..
Она еще раз печально улыбнулась -" Все обитатели карновала когда-то были людьми, пока не умерли..".." Так ты хочеш сказать,что мы уже мертвы...А как же мой друг Поэт, моя работа... и если я умер...то как..."
На все твои вопросы у меня есть ответы: "Твоего друга на самом деле зовут Осеняя Печаль,он мой брат....и я осмелюсь предположить ,что ты умер от астмы...не даром девчонка так тобой заинтересовалась,видимо еще помнит..."
А теперь ответь- Когда ты чистил трубы,ранним утром или поздним вечером,разве не слышал ты ворчание стариков ,жалующихся на сквозняк?...
Разве,когда ты проходил мимо людей, на вечерних улицах,они не кутались в плащи,и не затягивали шарфы потуже?...
В конце концов..Разве не заметил ты,что живеш в вечной осени?....
"Да,теперь перебирая в мыслях три последних года жизни,я вижу -ты права...права во всем"-в сметении прошептал он...
Мой любимый,тебя зовут - Осенний Ветер,ты несеш на своих крыльях ,весть о будующих холодных днях, собирая по пути последнюю дань золота с деревьев...
А я теперь твоя невеста....
Он рассмеялся и обняв ,понес ее через ночь...к рассвету...

Эпилог.
С тех пор прошло много десятилетий,но до сих пор люди говорят,что в шуме осеннего ветра можно разобрать мелодию ее тихого голоса,которая поет колыбельную их первому ребенку-Зимней Вьюге...пока дитя еще слишком мало,но к зиме она подростет и окрепнет...
Господин Время так и не нашел свои последнии часы(да да,те самые,которые завалились в щель пола в бальной зале) и по этому,до сих пор, каждый год ,маленькая доля секунды,ускользает от него в наш мир...
А Болезнь успел за это время наделать еще больше детей и не скупился раздавать им самые экзотические имена...
Старуха Смерть,все больше ворчала, ведь нити жизний людей,становились все короче,десятилетие за десятилетием...А "ковер истории" нужно было закончить в срок...ведомый ей одной...
Все шло по старому...Вот только карновал в этот город больше никогда не возвращался...


Конец



Спасибо всем,кто подарил свои "самые ненужные вещи" мне,
Эта сказка для вас.....
Noperapon











22:22 

Понимание дождя

55
Дворники мелькали перед глазами, размазывая тёмную воду по стеклу. В динамиках за спиной шумела музыка, но разобрать не получалось ни слов, ни мелодии. Рычание мотора, шум колёс, гул воды и музыка создавали картину общего хаоса в голове. Закуренная пять минут назад сигарета истлела. В лобовом стеле мелькнул и погас огонёк зажигалки, а оранжевое пятнышко осталось. Мокрая резина рассекала тонкую плёнку воды на асфальте. В глаза врезался отблеск света от дорожного знака "крутой поворот", но машина продолжала ехать прямо не снижая скорость. Раздался шум гальки бьющей днище автомобиля и шорох колёс по песку и камням. Бампер коснулся ограждения. Стрелки на приборной панели застыли, движение вокруг остановилось. Момент, застывший в его глазах ужасом осознания... нет. Его ровное, спокойное дыхание, безмятежный, осознанный взгляд не изменился и в эту секунду. В эту секунду свершилось то, что он видел в фильмах... эта та самая секунда, когда время останавливается, давая последнюю возможность оглянуться, вспомнить, рассмотреть или забыть... Вода, рассечённая автомобилем, принимала только этому человеку понятный, несущий смысл узор. Свет стал необычным... он был везде и в то же время нигде, светились даже капли. Искорёженное ограждение повисло в воздухе и едва заметно продолжало двигаться, расширяя проход для машины. Всё вокруг поменялось на это мгновение. Эти ненавистные сиденья бежевого цвета казались самыми удобными, он ощущал это каждой клеткой тела. Его зрачки, сузившиеся за миг до остановки времени, медленно, с пониманием и неотвратимостью устремились вперёд... в темноту канавы, успев зацепить на спидометре цифру 180. И в этот момент зрачок расширился, и время возобновило свой ход.
Не было визга тормозов, не было попыток предотвращения заноса... машина на полном ходу, пробив заграждение, оторвавшись от земли и взвыв на прощание, пролетела 12 метров и ударилась правым крылом о камень. Автомобиль напоминал веретено, его кидало и вертело. Перевернувшись 24 раза и остановившись благодаря дереву - это было уже не похоже на машину, это больше походило на кусок металлолома. Капли дождя барабанили по железу, выбивая свой собственный марш, который на секунду был понятен одному человеку. Этот человек где-то среди этой груды скомканного и мятого железа. Он сам этого хотел, он сам это сделал, он сам это выбрал. И дождь был ему последним другом, выполнившим его единственную просьбу. Он выбивал похоронный марш, идеальный марш. Дождь видел всё, и провожал теряющую очертания душу. Он провожал, и одновременно приветствовал новый дождь. Это было рождение новой стихии.

16:03 

понравилось?!)

Archangel Sinner
"...And What Exactly Is a Dream? And What Exactly Is A Joke?"...(c)
продолжение.. и мрачная развязка...
читать дальше

16:02 

Вступил в это сообщество...

Archangel Sinner
"...And What Exactly Is a Dream? And What Exactly Is A Joke?"...(c)
помнится, когда-то давно я выкладывал это на своём дневнике....вообщем, и тут оно будет в двух частях..
А главного героя стоит рассматривать с клинической точки зрения....
читать дальше

Проза

главная