Уважаемые читатели и участники.
Здесь нельзя публиковать стихотворную форму, здесь публикуется только проза.
Просьба коментировать КАЖДОЕ прочтённое произведение.
Просьба воздержаться от резкой критики. Помните, что каждый может плохо отозваться и не каждый сможет так же плохо написать. Старайтесь критиковать мягко и доступно для восприятия.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:12 

Песнь вьюги. Глава 2

PrincessOfJune
Кто есть я? Тихий летний ветер, Легко найти, но не поймать. И, облетевши всё на свете, Я в свой Чертог вернусь опять.
Таким макаром мы ехали часа два. Отвлёкшись от своих мыслей, я вдруг спросила:
- Как тебя зовут?
Полуэльф вздрогнул. Видимо, успел задремать в седле.
- Что?
- Как тебя зовут? – повторила я.
Парень нехотя ответил:
- Зови меня Сольеном.
- Соэльеэниэн? – я привычно переделала имя спутника на эльфийский лад. Красивое имя. В переводе со староэльфийского означает «одинокая душа».
Полукровка скривился:
- Зови меня просто Сольеном.
Я, если честно, как-то не совсем поняла, почему мой спутник отверг гордое эльфийское имя. Обычно полукровки наоборот стараются быть во всём причастными к нашему народу. Ладно, Сольен, так Сольен, так тоже неплохо. Впрочем, какая мне разница? Это его дело, как ему называться. Хотя, конечно, странный он какой-то. Неправильный.
- Очень приятно познакомиться, я Лиаэнь ин Виэн, - поняв, что никто моего имени не спросит, пришлось самой представиться. Чисто из вежливости.
- Можно я буду звать тебя просто Лиа?
- Можно.
Дальше опять ехали в молчании. Ехали долго, не останавливаясь. И так до заката. Только когда начало смеркаться, пришлось задуматься о ночлеге. Первым нашу общую мысль о привале озвучил Сольен.
Подыскав полянку посимпатичнее, мы расседлали лошадей. Моя Вьюга с презрением отнеслась к чужому жеребцу, и, вяло махнув серебристым хвостом в сторону несостоявшегося жениха, начала пощипывать травку на окраине территории будущего лагеря. Его обустройством мы с Солем (а что, ему сокращать можно, чем я хуже?) и занялись.
Пока полуэльф таскал дрова, я занялась поиском водного источника. Не найдя оного, плюнула, и организовала ручей прямо на краю поляны. Благо, с магией воды я хорошо ладила. Затем, приняв у Кровавого первую партию дров, запалила небольшой костерок.
Я села на брёвнышко около огня, и заворожённо в него уставилась. Рядом со мной плюхнулся уставший Сольен, брякнув к моим ногам пару свежеподстреленных весьма упитанных птичек. Хмыкнув, я разделала тушки несчастных безвременно погибших пернатых, и, посыпав определёнными травками (всегда с собой – от обычных специй до редкостных ингредиентов различных зелий), зажарила на костре. Судя по довольной физиономии спутника после поглощения двух порций моего кулинарного шедевра, блюдо удалось.
Организовав гнёздышко из своего плащика, я улеглась спать. Сольен побдел немного, для приличия, и последовал моему примеру. Поставив защитный купол, я с чистой совестью отрубилась.
Утро было не из приятных. По крайней мере, началось оно… мягко скажем, не вах.
Проснулась я от ментального визга охранного заклятия. Я тут же вскочила с пригретого места, подготовив небольшой, но эффективный боевой пульсар. Представшая перед моими глазами картина отбила у меня дар речи.
Над моей походной сумкой, зажимая рану в основании кисти, стоял… Сольен. Да-да, мой недавний знакомый, которому я с чего-то так доверилась, оказался вором.
- Вор! – только и смогла крикнуть я.
- Магичка, - еле слышно процедил он, и поспешил скрыться от меня.
Я стояла, как молнией поражённая. Это событие выбило меня из колеи. Теперь ясно, всё ясно… Плевать он хотел на мою личность, на мою внешность. Всё, что хотел этот… нехороший получеловек – порыться в моей сумке.
Проверив её содержимое, я убедилась, что всё на месте. Но, несмотря на это, сердце рвала на куски дикая обида. На кого обижаться? На какого-то вора-полукровку, мимолётного товарища по пути? Сама виновата. Не надо было соглашаться идти вместе… о, Великий Демиург, что ж творится-то?!
Вещей вора на поляне не было. Вот гадёныш, заранее подготовил всё, чтобы смыться после своего богомерзкого деяния. Ненавижу!
Всё ещё прибывая в состоянии лёгкого шока, я перекусила, собрала вещи и продолжила свой путь, размышляя о своей наивности. Мою тяжкую думу прервали доносящиеся с опушки леса мелодичные звуки флейты.
Я направила Вьюгу в сторону неизвестного флейтиста. И не очень удивилась, когда увидела сидящего на расстеленном плаще Сольена, увлечённо высвистывающего известную эльфийскую мелодию. Я слезла с лошади и присела рядом с ним. Вспомнив слова колыбельной, начала подпевать.

***
Несколько минут после песни мы сидели молча, смотря в одну точку, каждый в свою. Лично я устремила взгляд вдаль, в чистое, удивительно синее небо. Первым заговорил полукровка:
- Мой отец, чистокровный эльф Крови, ушёл от нас, когда я ещё даже не родился. Он наобещал матери сказку наяву, попользовался… а потом сбежал. – Сольен горько усмехнулся, и меня пробрало до костей от этой усмешки. На свою беду я была очень сильным эмпатом, и только сейчас заметила до этого момента тщательно скрываемую боль получеловека. – Мать воспитывала меня в одиночку. Жили мы бедно. Пришлось ещё мальчишкой податься в воры. Тогда я поклялся себе, что отвергну всё эльфийское – это слово он выплюнул, как грязное ругательство – в себе и в других. Из-за того, что я – полуэльф, нас презирала вся деревня. А после того, как я похоронил свою мать… Она не дожила и до сорока. Наш дом и все вещи сожгли. Всё, что у меня осталось от матери – это воспоминания. В том числе и эта колыбельная. Прости.
После этих слов Сольен сорвался с места и помчался в лес. Я ещё несколько секунд всё так же сидела, не шевелясь. Затем спохватилась, вскочила и направилась вслед за ним. Нет, нельзя сейчас его оставлять одного, мало ли ещё чего набузит?
Ну, кто бы сомневался? Соля я застала на соседней полянке с кинжалом у горла. Пока один разбойного вида мордоворот держал полуэльфа, второй, поменьше габаритами, шарил по одежде пойманного в поисках чего-то мало-мальски ценного. Сам вор смиренно стоял с мученическим выражением лица воспитательницы младшей группы детского сада типа «уберите от меня этих идиотов!».
И тут появляюсь я. С милой улыбочкой прошу:
- Господа, прошу, уберите, пожалуйста, от моего спутника эту антисанитарную железку. Это негигиенично!
Мужики одновременно повернули свои головы в мою сторону. Лица тупы-ые-э, аж противно! Только что заметивший меня Сольен почему-то забеспокоился. Не рыпайся, голубчик, всё чики-пуки! Ща будет представление!
Пользуясь секундным замешательством, я невозмутимо продолжила:
- Ну что, уважаемые? Как с моим предложением? И руки, желательно, тоже уберите. Если вам так приспичило полапать симпатичного молодого мальчика – не смущайтесь, я вас прекрасно понимаю! – можете их вымыть и продолжить своё занимательное занятие.
Видели бы вы их глаза, когда до них наконец-то дошло сказанное мною! Сольен покраснел. Даже разбойники заметно смутились. Я застенчиво потупилась. Да, я такая!
- О, эльфийка! – наконец-то очухался тот, что обыскивал и гаденько улыбнулся, обнажив жёлтые, местами чёрные, зубы. Фу, гадость-то какая! Интересно, когда он последний раз их чистил? И чистил ли?
При этом находчивом замечании товарища второй оживился. И тут они начали с пылом обсуждать между собой, что они со мной сделают. Наверное, они предполагали, что я не услышу, или им было всё равно, но увлеклись они так, что уже не нужен был чуткий эльфийский слух, чтобы различить в подробностях их предположения на мой счёт. Я зевнула. Порой мы с однокурсниками прогуливали занятия в одном злачном заведении, так я там и не такие пошлости слышала. Вот и нахваталась я недостойной воспитанной Снежной, да и вообще любой приличной девушки, с позволения, информации.
В процессе обсуждения моей незавидной участи в пустые бошки участников дискуссии почему-то не соизволила хотя бы случайно забрести гениальная мысль, что за время их увлечённой беседы я могла бы и убежать, оставив Сольена на растерзание этих злобных дядек. Интересно, послужил бы он им достойной заменой меня для всех озвученных разбойниками целей? Тьфу, о чём я думаю?!
Вдруг произошло то, чего явно никто не ожидал. Подал голос наш полукровка:
- Нет! Не смейте её трогать! Вы, твари, засуньте свои грязные помыслы себе сами знаете куда! Ещё одно слово – и ваши души отделятся от тел и отправятся прямиком в Ад!!!
Ух ты, какой грозный-то! Не многовато ли гонору?
Мои мысли озвучил один из разбойников. Только нецензурно. И длинно.
Я сидела на травке и внимательно слушала словесный поток человека, кое-что запоминая на будущее. Когда дело дошло до угроз, я не выдержала:
- Э-э, нет, дядя, так дело не пойдёт! Он мой, а за порчу имущества наказание последует. И я вам авторитетно заявляю: отделение головы от туловища вредно для здоровья!
В голос я добавила пронзительно-холодные ноты, а на разбойников направила заклятие с пафосным названием «Ледяной Ужас», созданное Снежными. Ментальная магия мне всегда давалась хорошо, и этот раз – не исключение.
Люди испугались. Нет, не так. Их охватил страх. Даже не страх, а всепоглощающий ужас. До них наконец-то дошло, что может скрываться в теле с виду хрупкой и безобидной девушки. И это правда. Я могла бы с ними и не церемониться, просто убив их одним заклинанием. Просто заставить их сердца не биться…
Но я же не монстр какой-то, чтобы чуть что – сразу убивать! В конце концов, они всего лишь люди…
О случившемся напоминали лишь бестолково сидящий на траве Сольен и его растерянный, немного испуганный взгляд. Видимо, «Ужас» и его задел. Развеяв остатки заклинания, я подсела рядом.
Полуэльф опустил голову, затем откинул её назад. Взметнулись каштановые волосы.
- Всё ещё злишься?
- На что? – искренне удивилась я.
- Ну, что было… утром, - напомнил Соль.
- Нет. Я уже почти забыла.
- Всё равно извини, - опять склонил буйную головушку Кровавый, - Я не знаю, что на меня тогда нашло. Я не собирался тебя обкрадывать. Честно.
- Да ладно, я всё понимаю. Трудное детство, психологическая травма…
- Ну не-эт! Только не надо меня жалеть! Наверное, зря я тебе рассказал. – вор встал и направился к тому месту, где мы оставили лошадей. Я пошла за ним.
Опять ехали молча.

@темы: эльфы, фэнтези, разбойники, путешествия

23:11 

Песнь вьюги. Глава 1

PrincessOfJune
Кто есть я? Тихий летний ветер, Легко найти, но не поймать. И, облетевши всё на свете, Я в свой Чертог вернусь опять.
Полное умиротворение и наслаждение окружающим спокойствием – беспечным щебетом пташек, шелестом луговых трав и прочей атрибутикой просыпающейся природы – прервало настойчивое ощущение чужого взгляда. Это заставило меня открыть глаза и осмотреться.
Передо мной стоял юноша явно эльфийского происхождения, на вид около восьмидесяти лет (что по людским меркам равняется примерно семнадцати годам, если Вам, мой читатель, так будет удобнее). Он был обладателем копны тёмных каштановых волос длиной до плеч и внимательных золотисто-карих глаз. Одет он был скромно – простые кожаные штаны, которые так удобны для странствий, и такая же куртка. Сам эльф был худ и измождён.
- Полукровка?
Тот кивнул.
- Кровавый?
Снова кивок.
Да, не удивляйтесь, всё именно так. Ну что мне было говорить? «Здравствуй, добрый молодец! Как кличут тебя, куда путь держишь?», что ли? Нет, конечно. Всё коротко и по делу. Даже имя мне знать не обязательно, наоборот, к чему мне лишняя информация? И вообще, не должна перспективная молодая Снежная связываться с какими-то недоэльфами! Тем более, он проявил по отношению ко мне неуважение, вот так бессовестно и безмолвно меня разглядывая.
- Чего надо?
Молчание.
И снова этот взгляд. Как будто я не эльфийка, а какая-то диковинная зверушка. Брр!
- Снежных никогда не видел, что ли?
И опять кивок.
Теперь ясно, чем я так привлекла его внимание к своей скромной особе. Но я к себе такого отношения не потерплю! Что за беспредел?! Не позволю на меня пялиться какому-то прохожему обормоту!
- Вон с глаз моих!!!
А что? Вполне имею право, и пожёстче. Ему ещё повезло, что я добрая, а то разговор был бы значительно короче (несмотря на и так весьма небольшой объём оного), один боевой пульсар – и нет человека. Ну, получеловека. В любом случае, сомневаюсь, что он был обучен магическому бою.
Но ответ просто потряс меня своей наглостью!
- Не нравится – не смотри, - впервые подал голос (его можно было бы назвать приятным, если бы не этот тон) юноша и ухмыльнулся.
Ну, всё, этот парень начинает меня бесить! Так, спокойствие. Не подаём виду, что ведёмся. А то от подколок потом не отобьёшься!
- Видать, значит, я больно понравилась, раз сам взгляд отвести не можешь? – съязвила я.
- Понравилась, - не стал отрицать он.
Вот это на-аглость! Хм, надо же, как, бывает, можно комплиментом обидеть девушку. Впрочем, на обиженных воду возят. Сейчас просто наложим отводящие глаза чары, и дело с концом…
- Давай вместе пойдём?
Вот это поворот событий! Я ещё раз взглянула на парня, ожидая, что он сейчас же рассмеётся, но нет. Полуэльф был абсолютно серьёзен, что пугало и заставляло задуматься о психическом здоровье оного. Надо же, какой-то бедняк-полукровка предложил совместить путешествие знатной Снежной! Возможно, он просто не знает (или не понимает), с кем связался. В этом случае остаётся только посочувствовать бедняжке. Главное – какая наивная фраза, однако. Ну никак она не вяжется с его предыдущими едкими репликами, весьма, кстати, немногочисленными. М-да.
- Куда ты собрался-то хоть?
Наш мистер непосредственность пожал плечами:
- Да хоть куда, мне вообще-то всё равно.
- Хоть на край света?
Взгляд Кровавого был настолько умилительно-обвиняющим, что я не выдержала и расхохоталась. Полуэльф насупился.
- Да ладно тебе…. Ну правда. Ты не задумывался, что тебя, к примеру, в земли Снежных попросту не пустят?
- Но ты же туда не собираешься?
- Собираюсь.
Полукровка вздохнул.
- Хоть сколько-нибудь вместе проедем, и ладно. До ваших владений не так близко.
- Зачем тебе это?
- Что – это?
- При чём тут я?!
Парень помедлил. Снова вздохнул, затем выдал:
- Вот хочется мне так. Почему бы и нет?
Мы оседлали коней и молча поехали в сторону земель моих сородичей. Не знаю, о чём там думал мой новообретённый спутник, а я размышляла о том, чем заслужила неожиданное внимание столь явно непростого юноши.

@темы: путешествия, фэнтези, эльфы

23:08 

Песнь вьюги. Пролог

PrincessOfJune
Кто есть я? Тихий летний ветер, Легко найти, но не поймать. И, облетевши всё на свете, Я в свой Чертог вернусь опять.
Холодно.
Нет, это не физический холод, хотя и он тоже. Зима она ведь не только в температуре выражается. Мороз, снег, лёд - это всё есть. Но дело отнюдь не в погоде.
Дело в ощущении. Настроении. Всё вокруг как будто застыло, поддаваясь веяниям ледяного дыхания. Люди по-прежнему суетятся, всё так же живут... Это только кажется, что всё как раньше. И вправду, что за бред? Как от времени года может измениться так много? Это только самовнушение. Атмосфера такая.
Ой, так ли? Неужели вы этого не чувствуете? Не может такого быть. Всё вы знаете, только не понимаете. Не хотите понимать. Это только показалось... это только ветер... просто мёрзнут ладони...
Отчаяние. Понимание этого заставляет выть сердце раненым волком. Но молча. А вдруг заметят... они? Эти серые тени, которые смеют называть себя людьми? Что тогда?..
Даже самые тёплые отношения не согреют оледеневших сердец. Наоборот, этот холодный, пробирающий до костей, ветер проникнет в каждый уголок души, выметая прочь последние крохи чувствительности...
Серое небо... оно ведь не создано быть таким, верно?
Холод.
Слишком поздно, чтобы что-то изменить.
Это последняя зима. Самая страшная, убивающая всё человечное.
Она уже здесь.

@темы: зима, фэнтези, холод

03:31 

Потухшие лучи солнца.

PoSLeDHuu B3DoX
PoSLeDHuй_ВзDoX
Интро: было дело, что по радио я услышала песенку, на тот момент мало мне знакомую. И что-то как-то она меня зацепила. И вот, используя слова этой песенки решилась написать небольшой рассказ. Сказать честно, он кажется очень наивным и нереальным, хотя я сама это испытала пару лет назад. А песенка, кстати - Винтаж "А за окном серый дождь"


В её глазах отражались лучи солнца....

11:44 

Найти

проблемы индейцев вождя не ипут
«Вначале было слово…»

Она захлопнула книгу и встала. Плед, укрывавший колени, бесформенной массой осел на пол. Но она даже не обратила на это внимания – рассеянно переступила через него и, подойдя к окну, распахнула его.
Ветер, до этого тоскливо стучавший в стекло, радостно ворвался внутрь, играя шторами и заставляя пламя камина испуганно пригибаться, а потом и вовсе погаснуть. Комната погрузилась во мрак. Лишь раскаленные угли рубинами загадочно алели за решеткой, изредка вспыхивая и угасая… вспыхивая и угасая… Словно бросали в напряженную спину немой отчаянный призыв…


«Вначале было слово…»Именно так. Вначале… Да, вначале…
Бог создал этот мир. Этот и сотни других, так не похожих друг на друга. Он создал небо над головой и землю под ногами. Он придумал закаты и рассветы, солнце и луну. А после всего придумал человека, чтобы было кому вносить жизнь в картину, вышедшую из-под руки Творца.

… Ветер шаловливо взметнул ее волосы, путаясь в коротких «рваных» прядях и набрасывая их на глаза каштановой завесой. Но она даже не вздрогнула, когда невидимые ледяные руки забрались под легкую рубашку, обжигая касанием кожу. Лишь тонкие пальцы дрогнули в порыве привычным нетерпеливым движением отбросить пряди с лица. Но рука так и осталась безвольно висеть вдоль тела…

Осень тоже придумал Он. Придумал листопад. Придумал этот танец кусочков осени цвета потемневшего золота, отливающего багровым, и этот узор, который они плели в воздухе.
Он придумал этот сумрак, пахнущий терпким дымом костров… Этот ковер прелой листвы, который пропитывали придуманные Им же прохладные струи дождей… Им был придуман ветер, хмельным, горьковато-осенним поцелуем тающий на губах.

… Босые ноги переступили по холодному каменному полу. А потом она решительно ступила на балкон. Тридцать шагов. Тридцать ступеней. Путь наверх по холодному мертвому камню, обжигающему ступни.
На вершине башни гулял ветер, смешивался с мраком, тут же обступившим со всех сторон. Даже высокое небо казалось черным, раскинув над головой холодную равнодушную бездну, среди которой терялись звезды.
Земля за краем терялась, сливаясь с темнотой, создавая ощущение того, что башня просто выпала из реальности, зависнув в бесконечности бездны.
Она медленно закрыла глаза. Ладонь, держащая какой-то предмет, сжалась…


Он придумал Судьбу. Но потом понял, что человек рискует заблудиться среди бесконечных отражений своего Пути, и разбил созданное им Зеркало, раскинув паутину осколков по безмолвной выси ночного неба.
Невидимая нить, соединяющая души, тоже была делом Его рук, точнее – делом Его Слова.

… Ладонь сжалась еще сильнее. Сквозь побелевшие тонкие пальцы просочились первые алые струйки, разбиваясь о камень под ногами…

А еще Бог зачем-то придумал боль. И право терять.

Конец тонкой цепочки соскользнул по запястью. Серебристо-синий крест на ладони был заляпан кровью – острые края глубоко врезались в крепко, с отчаянием сжавшую его руку.
Ветер ледяными губами касался щеки и отлетал, обжигаясь о горячие слезы.
«Вначале было Слово…»
Дрожащие губы тронула горькая, пахнущая дикой, почти звериной тоской улыбка. В коротком взгляде, брошенном на книгу, застыл немой вопрос: «Зачем же ты научил терять?»


«Вначале было Слово…»
Он научил терять. Но не научил, что делать с тем, что остается после этого в душе.

- Ты придумал боль… Но не придумал, как от нее уйти. Я… нашла… выход… - Рванувшее на части чувство свободы, ударившая в лицо тьма, смешанная с ветром… и один короткий выдох:
- Вечность…

Она научилась терять.

Она… нашла выход?

13:07 

Подарок, называемый жизнью

Buraho
В Найроби всё спокойно
ВЫПУСКНОЙ БАЛ (Райан)
В зеркальном потолке актового зала отражаются лучи заходящего солнца. Мелькают они на гладкой поверхности музыкального центра, на натертом до блеска полу и в волосах Катрин Уилкэт. Все это вместе еще больше усиливает щемящее чувство разлуки, терзающее меня с сегодняшнего утра.
Я отвечаю за видеосъемку. Встаю в углу – вовсе не к чему, чтобы танцующие меня замечали и начинали глупо ухмыляться, пролывая мимо меня. Я хочу снять выпускников колледжа… настоящими. Каким, возможно, они сегодня будут первый и последний день в жизни. Или вообще не будут. Да, я – пессимист.
К мне подлетает возбужденная, сияющая Беатрис, она в подружками выступает: танцует под популярную поп-песню.
- Братишка, не подведи! Сам знаешь, кому мне надо это показать!
Очень раздражает, ее новая манера при каждой просьбе чмокать меня в щеку.
Сибери встает неподалеку от меня. В школьной жизни мы стараемся друг друга не замечать. Зато на сборах одноклассник всегда не упускает случая нас унизить. Хотя на его потуги никто особо не реагирут. Наоборот, к нам относятся подозрительно хорошо. А штиль, как известно, бывает перед бурей.
Однако сегодня Сибери изменяет своему правилу:
- Сколько репетиций прогуляла твоя сестрица? На дискотеках тренировалась, что ли?
Да уж, вот кто умеет бить по больному. Я пытаюсь успокоиться, вперив злобный взгляд в видеокамеру.
Вопреки пророчество Сибери Белочка превзошла саму себя. Даже песня, в обычный день показавшаяся бы издевательством над искусством, хватала за душу.
Я видел не свою сестру, а пучок искр, носящихся по сцене… Flashion light… light…
Она вздрогнула всем телом, резко повернулась назад, будто действительно хотела разглядеть что-то в темени кулис. Она сама была этим светом или в это мгновение слилась со всем светом мира. Не знаю.
Когда началась лирическая часть песни (а она обязательно должна следовать за мерным скандированием, чтобы вещь стала хитом), сестра потянулась руками вперед, будто хотела ухватить ускользающий пучок света. Он ушел, героиня песни осталась со своими чувствами, такими жалкими по тексту, а в исполнении Беатрис самыми сильными на свете.
И я, забыв про камеру, думал этот танец относится ко всем нам. Видно, не один я. Цисси вздрагивала от слез, в такт движениям танцовщиц. Эрнст перебирал ее пепельные волосы, борясь с желанием поцеловать.
Танец закончился. Беатрис поцеловала воздух, страстно выгнувшись вперед по направлению ко мне, вернее к камере. Наверное, этого не подразумевала программа.
Я не обманулся – первым делом прима бросилась ко мне: - Ну как?
Я еле подавил вздох. Все закончилось, это снова была девушка, пытающаяся изображать из себя взрослую покорительницу сердец. Пока не изобрели вечного двигателя, негаснущего света, наверное, тоже.
Теперь – коллективные танцы. Мою камеру с самого начала будто притягивала фигура Катрин. Я знал, нельзя снимать только ее. А все равно – никого из одноклассников мне не придется скоро увидеть, значит, и сплетен не будет. А если и были – я не смог бы остановиться.
Уилкет пригласил Ричард. Но для меня она танцевала одна. Лучше Беатрис, опять же для меня. Первой не свойственна эта наивность, заметная в полуулыбке, в движениях рук, словно пытающихся найти опору.
О чем она думает, обегая быстрым взглядом толпы танцующих? Прошептала что-то Ричарду на ухо. Что? Я должен знать! Это первая мысль. Вторая: Да по какому праву!
После третьего танца Катрин подбежала ко мне.
- Может, потанцуешь? А я поснимаю пока.
Не поняла. И хорошо, что не понимала. Это мне нравится в Катрин больше всего.
А я… всю жизнь буду наблюдателем из угла? Ну нет! Пусть хотя бы мне будет, что вспомнить!
- А можно с тобой, Катрин?…
Она зарделась, смущенно уставилась на меня, хлопая глазами и только потом, видно найдя объяснение моему неожиданному предложению, тряхнула кудряшками.
Я, не встречаясь взглядом с братом, повел Уилкет к свободной площадке у окна.
- Как ты догадался? Значит ты тоже любишь небо?
О, я готов любить все, что и ты, лишь бы… Нет! Что это за мысли! Мы танцуем на правах друзей и только!
- Мы же с тобой настоящие друзья да, Рай? А говорят, дружбы между полами не существует…
- Настоящие…, - выдыхаю я, стараясь запомнить ее до малейшей детали: глаза, в уголках которых блестят капельки пота, чуть сладковатый запах… Духи? Нет, это она… вся… без примесей.
- Я, кажется, со всем миром дружить готова! - она нагнулась ко мне:
- Знаю. Знаю что объединяет меня со всеми! – обвела рукой зал, - Подарок – жизнь!
Такое может сказать только Катрин и только сейчас. И пойму только я.
Не важно, что подарок будет разделен со мной. Нужны такие люди, с которыми советуются, выбирая подарки для других. И я выполню свою миссию.
- Подарок, называемый жизнью, - шепчу я… Музыка обрывается…
С такими намерениями, поручив съемку Цисс, я направился к брату:
- Выйдем в сад!
Ричард взглянул на меня раздраженно:
- Зачем?
- Луна красивая, увидишь.
Я объяснял брату - сбивчиво, бестолково, стыдно повторять, что своим подарком ему стоит непременно поделиться с Уилкет.
- Тебе, не кажется что это не твое дело Райан? – приторно-сладким голосом осведомился брат. Как всегда, когда хотел воззвать к чьей-нибудь совести, заранее уверенный в ее отсутствие. По крайней мере в данном вопросе.
Моя совесть молчала:
- Знаешь, не кажется! В конце концов ведь это ...это могу сделать и я!
Не знаю, как долго мы хранили молчание. То молчание, при котором хочется задать множество вопросов, но молчишь.
Легкое шуршание листьев на дорожке. Шаги.
- Катрин!
Я понял, что делать. В два прыжка оказался в кустах.
Не слышал, о чем они говорили. Не видел и лиц. А воображение рисовало картины и воссоздавало разговор. Почему люди предпочитают реальность?
подарок, называемый жизнью, окружал нас везде: в небе, приобретавшим все более темно-синий оттенок, в музыке и взрывах смеха, доносившихся и зала. На мгновение луч света из окна осветил фигуры Ричи и Катрин. Будто специально для меня. Она целовались, крепко прижавшись к друг другу. Золотые волосы Уилкет полностью закрыли лицо брата. А он, наверное, и не чувствовал.
Вдруг, я прозрел или ослеп наоборот. Только – это самый обычный вечер, глупые песни и слишком громкий смех. Голова раскалыватся.
- Надо стереть пленку! – подумал я


14:48 

Первые и посление (пока что последние)

Мечтая о лете

Спрятавшись от проливного дождя под маленьким выступом в стене, она закурила очередную бесчисленную сигарету. На ее лицо легло выражение серьезной озадаченности. Оно и понятно: решался жизненно важный вопрос “на что смотреть?”. То ли на дым, мягко тонущий в теплых каплях первого летнего ливня, то ли на воробьев, неуверенно проклинающих эти капли.
Так и не выбрав, она в который раз посмотрела “на себя”, в надежде на то, что что-то вдруг изменилось, что неожиданно в ней появилось что-то новое…
Но ничего, все по-прежнему. Щемящее одиночество непонятого ребенка, вечный поиск счастья, безрассудное стремление к свободе (хотя, если не лукавить, то просто-напросто к самостоятельности) да безотчетное желание любить кого-то кроме…
Босые ноги стали замерзать и жаловаться на грубость асфальта. Широкие ладони ласкали дождливый воздух. Похудевшее от бессонных ночей тело изгибалось в нечетком ритме. А глаза с огромными зрачками светились невообразимо радостной грустью. Впереди у нее было еще одно лето, а позади – всего лишь стена из бездушных кирпичей…


Условности

Я не люблю свое имя. Я вообще не люблю имена. Имя- это маркировка, условность. Ценник. Остается только прибавить пару цифр и бессмысленный значок денежного эквивалента. Что тоже условности.
Я так редко называю других по имени… Другим неприятно. Пожалуй, только родителей я бы с удовольствием называла их именами. Ведь говорить “мама” и ”папа”, по большому счету, чужим людям есть лицемерие.
Однако, окончательно запутавшись в зиме, я уже с большим трудом разбираюсь в своих “любовях” и “нелюбовях”. Окончательно увязнув в своем одиночестве, я уже хочу лишь одного: быть ни к чему непричастным.
Да, иногда (на данный момент даже слишком часто) очень хочется стать никем и ничем. Быть сторонним наблюдателем. А еще лучше – потусторонним. Но только обязательно с бесконечной чашкой кофе и вековым запасом сигарет. Впрочем, и это все условности.

23:08 

Москва

Москва, я скучаю по тебе. За несколько тысяч километров, в другой стране, в другом полушарии, я слушаю музыку и скучаю. В суете, среди толпы, я в одиночестве. Я одна. В Москве я никогда не бываю одна, у меня есть город. Я вспоминаю вечера под любимую музыку с сигаретой на подоконнике, когда было хорошо, когда не было о чем жалеть, когда были мечты, когда мы думали, стремились. А теперь получили. Значит все было не зря, значит стремления не прошли даром, значит не о чем жалеть.

Что происходит с человеком, почему я не могу держать себя в руках, что значит скучать по дому, по родным людям, по городу? Я хорошо себя чувствую, у меня все есть для нормального существования. И даже подруга рядом. Мне просто не хватает моего, да я могу так сказать, я только сейчас поняла это, это мой, мой город, пыльный, шумный, но уже родной, как часть меня.

Сейчас там тепло. Сейчас там лето. Сейчас ночи короче. Сейчас утро ярче. Сейчас там другая жизнь. Жизнь по летнему времени. Пусть там нет звезд на небе, зато каждый вечер оно освещается салютами. Время там течет в другом ритме, в ритме бесконечной спешки, в ритме сессии, в ритме клубных вечеринок. И я с ним вместе, живу по его законам. Я так привыкла, я не могу иначе. Его не бывает много, каждый день он разный, каждый может найти там свое. Он принимает не всех, но если принял, то не отпустит.
Мы виним его в пыльных улицах, плохой экологии, пробках. Мы хотим бросить все, уехать, уплыть, улететь, найти новую жизнь, лучшую. Но возвращаемся всегда.

Огни Москвы. Манхеттен прости.
13.06.2008

@музыка: Бандэрос - Манхеттен

@темы: город

15:07 

Этюд

здесь_сейчас
Я люблю этюды..а в последнее время просто нет времени писать длинные произведения.

Кому понравилось-пишите комментарий, приходите на дневник. Всем буду рада.

*критика приветствуется.
;-)

Сквозь краски.





На Земле много городов. Некоторые из них пропитаны солнцем, некоторые ветром, некоторые запахами пожаров и скощенной травы, некоторые дымом заводов и гудками машин, и даже людской добротой и отзывчивостью.

В одном самом обычном городе с высотными домами и ровными проспектами была извилистая узкая улица. Она вилась вдаль через весь город и заканчивалась далеко-далеко за его чертой. На этой улице было лишь четыре девятиэтажки, остальные дома либо были зданиями больниц, школ и дет-садов, либо имели высоту три этажа и являлись частной собственностью. Машины редко заезжали на эту улицу, так как она была чересчур узкой. Невдалеке проходила железная дорога...

А В самом начале улицы, не слишком далеко то города стоял высокий кирпичный дом. Его стены местами были ободраны и обшарпаны, двери в парадных отвратно скрипели и на многих этажах не было стекол в окнах. старинная резьба была зарисована граффити и исписана сленгом. Со двора веяло запустением, голодом и одиночеством...

А на седьмом этаже из окон лился странный зеленоватый свет и пересекая комнату расцвечивал витражные окна. Они были не слишком виртуозно и не слишком умело раскрашены и кое где имелись трещинки на зеркальной поверхности стекол.. Но это были нормальные окна в ЖИЛОЙ квартире.

Все считали дом заброшенным и древним, никому не нужным и слишком громоздким чтобы сносить его. Это строение презиралось за свою плохую славу( то ли с крыши кто-то бросился, то ли застрелился..) и бесполезность(ну кто возьмется ремонтировать кое где прохудившуюся крышу и проверять надежность балконов, не говоря уже об элементарных бытовых удобствах). Поэтому никто не знал( а скорее всего им не было дела) кто же живет на седьмом этаже и раскрашивает там окна..

Художник. Он приехал из деревни в город, чтобы заработать и попал именно в ту разновидность городов, которые дышат холодом, заводным дымом, выхлопными газами и всеобщим равнодушием.

Он не мог писать картины в такой обстановке и купил крошечную квартирку сразу за городской чертой.

Каждый выходной он ездил то к рынку, то в галереи и продавал картины.

Потом у него закончились краски и в маленькой лавке неподалеку от рынка он купил коробочку витражей, самоучитель по рисованию витражными красками и палитру. Через месяц работа была окончена.

" Сперва я долго мучился липкой ненавистью к этому городу, к бесчувственным людям и однообразному виду из окна. Я рисовал свою мечту: деревенские дома, улыбки, ручьи и тонкие заборчики.. Фермерские пейзажи, мельницы, далекие равнины, чугунные мостики и изящные домики из мрамора.. Но людям, живущим здесь нужны были точные и правильные картины из геометрически выверенных фигур..Пейзажами здесь никого не обрадуешь.

Я долго смотрел в окно и подумал: если ненавистный город никуда не убрать, может, получится убрать ненависть?

Я гулял в тот день до темна по всем самым знаменитым местам в этом городе..но это были офисы компаний, супермаркеты и автостоянки. Здесь нет не единого парка, сквера, даже во дворах сидят люди с портфелями и работают..ничего не замечая вокруг.

Моя ненависть лишь возросла от всего этого..

Я брел домой и заметил ребенка, играющего с камнями в луже. Когда я подошел он сперва не заметил меня, а после поднял глаза, излучающие тоску и в то же время готовность дарить тепло и любить..

Оказалось, что он потерялся и уверен, что никто его не ищет. Я хотел помочь ему вернуться домой, но ребенок запретил мне делать это:

Я сам разберусь со своей судьбой. Если меня найдут-я вернусь домой и вновь буду стараться быть лучше для своих родителей. а если нет..Значит я сам найду себе место в этой жизни.

Я удивился: ребенок говорит такие вещи, абсолютно обдуманно. Он уверен в своей правоте. Пока я размышлял он поднялся с колен, вытер о штаны руки и окинув меня внимательным взглядом спросил:

Тебе нужна помощь? Я не знаю почему, но вдруг мне захотелось рассказать ему свою историю и попросить его научить меня любить этот город. Он слушал внимательно, а потом посоветовал мне: Измени свое отношение.

Посмотри на город по-другому, может он больше тебе понравится.

Я поблагодарил ребенка и попытался представить себе каким город бы понравился мне больше.. Вот тогда я и решил нарисовать свой, собственный город, который смогу полюбить.

Вернувшись домой я долго смотрел в окно. Но теперь не с ненавистью и пустой злобой, а размышляя и примеряя "свой город" на это жуткое детище цивилизации, в которое отправила меня судьба.. И с каждой минутой я понимал как глупа и в то же время разрушительна моя ненависть. Конечно, от того что я один почувствую что-то к этому городу ничего не изменится, но я сам изменюсь и в моих глазах этот город будет другим.

Наутро я отправился на рынок и решил учтиво поговорить с продавщицей. Можете себе представить ее удивление, когда уходя я сказал ей " благодарю вас, дорогая". Люди перестали замечать ценность человека рядом с ними. они живут лишь собой и вращаются вокруг себя, не желая и не пытаясь замечать ничего вокруг.

Идя домой и прижимая к груди коробку с красками я все больше убеждался в этом. И не мог найти ответа на один вопрос: Почему так?

Ведь в других городах где я жил были приятные люди, вежливые и обходительные..но равнодушные. А бывали и брюзги, недовольные каждой минутой своей жизни, но они могли полюбить и почувствовать радость от встречи с родными..

Людей здесь волновали лишь они сами, их проблемы и работа.

В таких размышлениях я пришел к дому, поднялся к себе, расставил краски..и неожиданно почувствовал усталость. Я прилег и провалился в сон, а когда проснулся уже наступил вечер.

Комнату заливал гадкий, почти потушенный свет, похожий оттенками на гнилые половицы. Решение пришло внезапно: я вскочил на кровать и обмакнув кисточку в заготовленную палитру зеленовато-синим раскрасил лампу. Тут же я почувствовал прилив сил, счастье и почти невыразимую легкость( я выспался, но со мною так бывает лишь в период вдохновения), я подбежал к окну, смешал еще несколько цветов и принялся за работу..

Каждый миллиметр был выкрашен в свой цвет и вскоре "мой" город зажил счастливой утренней жизнью. На одном коне я нарисовал рассветные лучи и яркость свежей летней травы, на другом тепло улыбок близких и нежный полуденный ореол над миром, а третье стекло засветилось закатным обволакивающим светом и нежностью материнских объятий. На стенах я в порыве написал цветы и реки.. Иногда я просто обмакивал кисточку в палитру и водил по поверхности всего, что попадалось мне под руку, доверяя голосу вдохновения..

Очнулся я в светлой и немного странной комнате, уставший и довольный. я смог все же полюбить этот город и теперь, смотря в окно я всякий раз чувствую нежность, затопляющую мое сердце.."

Художник вскоре расписал и стены дома, и балконы..Он хотел выбраться на крышу, но краски вновь закончились и ему пришлось целый год рисовать центральную площадь города и портреты его жителей.

Ничего не изменилось: люди не стали улыбаться друг другу и не отвлеклись от своей работы, дом на извилистой улице никто не замечал, художник не стал известным и уж тем более не стал богачом..Просто его жизнь стала немного лучше и теплее. Может быть даже радостнее.

Он нашел свое место в этом городе и вся витражная картина, называемая миром получила еще один крошечный кусочек разноцветного стекла, недостающий до ее совершенства.



"Мне холодно, прошу вас:

Помогите!

Не дайте мне сойти с ума..

В ответ я слышу только:

Извините, ты сильная -

Согреешься сама."








Дождь и холод. Зачем ты снова согласилась играть в эту игру. Взглядов.Фраз.Улыбок и боли. Только твоей боли. Ты владеешь ей безраздельно. Болью, но не собой.

И поэтому сейчас ты вновь мерзнешь под порывистым ветром, перед закрытой душой. И это слияние-боли, упертости и жалости к себе..бесконечной пустоты в душе с чувством собственного достоинства. Тебе нравится этот смертельный коктейль.

Не умея и не пытаясь любить ты нравилась всем. Кто-то завидовал, кто-то обожал, кто-то просто терпел..Трудно ненавидеть мягкое и податливое теплое существо, так и жмущееся к ногам.

Для людей ты всегда была такой. Уяснив для себя, что твердость раковины ракушки на время может защитить жемчужину от человеческих рук. Душу ты оберегала свято..сама не зная для кого.

Ты просила тепла, не желая таять. Не умея любить сама, ты не позволяла другим любить себя.

И сейчас, когда ветер путал волосы, а дождь-мысли ты поняла, что сама виновата...

@настроение: wait

@темы: новое, этюды

03:02 

Здравствуйте) Нас 2-е - Незабудка и Колокольчик)

fogandbell
•••Прорастают строчки эти меж цветами и травою•••
И отрывочка (мы называем их Росинки) выложим тоже 2. надеемся вы не против)



Плещется в океане-небе целое множество серебристых буйков, отражаясь в лужах дождевой воды на земле. И на моей веранде по-прежнему тихо и темно.
Деревянный сруб пахнет прелостью и мхом. Бумажные фонарики ненужными напоминаниями гнездятся в углу. Кресло подо мной застелено рваными птицами. Но я спешу, не обращая внимания на неудачи…
читать дальше


Я вхожу сюда в первый раз спустя пятнадцать лет. Романтика скрипящих дверных ручек и половых досок погружает меня в ностальгию, возвращает в 10-ти летний возраст, когда я, сорванцом бегала между этими комнатами, пряталась за мраморными колоннами на задней веранде и смотрела на звезды с мансарды, что в левом крыле. Проходя мимо большого , резного серванта в гостинной, я, будто погружаюсь в те года. Как я тянулась за вазой на самую верхнюю полку, неуклюже стоя на стуле. Стул покачнулся, я испугалась. Ваза разлетелась на тысячи мелких осколков, а мама поставила меня в угол на целый день. А в большом кресле красного дерева, что в дальнем конце комнаты, сидел по вечерам дед и рассказывал о своей молодости.
читать дальше

00:57 

Воспоминания, ценою в жизнь...

PoSLeDHuй_ВзDoX
Буду выкладывать по главам. Всего 4 главы. Это просто обрывки из жизни. Из реальной жизни.

Пустота…Больно…А может и обидно. Потерять за день тех, за кого готова была умереть. Как же это больно – знать, что ты одинока, как же это больно слушать тишину, просто разрывающие вхлам барабанные перепонки. Стук дождя по подоконнику. Кап-кап-кап. Холодно…8 этаж…Говорят, что сигареты не помогают, но мне всё равно. Успокаивает. Капли дождя попадают в квартиру через открытую балконную дверь. Почему люди так боятся дождя? Почему люди так боятся промокнуть? Капли дождя падают на мою ладонь, обжигая холодом. Чего же боюсь я? Не знаю…Наверное то, что я боялась больше всего на свете произошло сегодня. Почему я? Кап-кап-кап… Слёзы смешиваются вместе с дождём и падают, разбиваясь на серый холодный асфальт. По дисплею ноутбука стекает капля, оставляя после себя интересный след. Улыбаюсь, но тут же закрываю глаза. В памяти пролетают лица…я их знаю, но не помню кто они…места, разговоры… Кто эти люди? Почему я их не помню? А может, просто не хочу…Не знаю… Где-то далеко играет знакомая мелодия. Ах, да, мобильник. Звонят, сочувствуют, поддерживают…Значит, помнят… Соболезнуют… Хватит! Надоели!... Мобильник летит с балкона вслед за очередной каплей дождя… В голове пролетает мысль, что нужно собираться на работу. Говорят, помогает. Отвлечься.
Подъездная дверь распахнулась от моего удара ногой. Ветер подталкивает меня в объятья дождя. Уже не так холодно, но по прежнему больно. Почему люди так странно на меня смотрят? Машины зло сигналят мне, но всё же, объезжают. Мне всё равно. Кто-то мне что-то кричит. Я не понимаю, что…Точнее не слышу…Точнее не хочу… слышать… и понимать. Дорога блестит под светом фонарей. Красиво. У меня странное понимание красоты. Слышу своё имя. Оборачиваюсь. Опять...Соболезнуют…Успокаивают…Да что вы пристали? От ваших слов мне ещё хуже… Ненавижу вас! Уйдите! Почему же так плохо??? Ведь МОЯ жизнь на этом не кончилась… Говорят, время лечит… Неправда… Оно просто стирает название события… Как в компьютере…При форматировании флешки… Можно стирать информацию полностью, а можно стирать поверхностно…название…хотя инфа остаётся…Другие файлы пишутся поверх… Вот так и время… Если порыться в себе, то можно найти эти удалённые когда-то события… А это не всегда приятно… Вспоминать. Дождь продолжался…Сумрачный, холодный… Как судьба, ветвился молний след… Судьба…Помнишь, в детстве я играла с тобой. А помнишь, я испытывала тебя на прочность, поездками с братом ночью на мотоцикле… Помнишь? А теперь ты испытываешь меня. Я проиграла… Время, верни ИХ обратно…
- Девушка, вас довезти? – рядом остановилась машина.
- Да…- мне было всё равно, куда он меня повезёт…
Как ни странно, мы ехали молча. Водитель ни разу не спросил меня ни о чём…Не сочувствовал, не успокаивал… Ах, да, он не знает. И не хотел узнать. Спасибо…
В моём кабинете, как ни странно, пусто… Лишь шум работающих компьютеров. Где все? Ах, да..Уже вечер…Большая часть уже дома… В кабинет зашли трое. Промолчали. Сели… Спасибо, что без слов… Ребята уже в курсе. Понимают. Молчат….Я чувствую запах кофе.
- Кофе будешь?
- Да…Извините, я неважно себя чувствую.
- Понимаем. Могла бы не приходить.
- Меня убьёт одиночество…
- Твои и ЕГО родственники собрались уже как полчаса назад. Почему ты не пошла?
- Если бы могла, то была бы там.
- Прости…

Смотрю фото на рабочем столе… ОНИ улыбаются… ИХ улыбка останется только на фотографии и в моём сердце…
Берегите жизнь…

13:20 

Место слов вместо слов...

maximus80
Когда он влюбился впервые, то, закрывшись в комнате, взял листок бумаги и ручку с черными тягуче-гелевыми чернилами, немного подсохшими возле открытого окна. Страх высказаться вслух внезапно пролился словами на бумаге. Тонкие, воздушные вензеля, впитываясь в нежную белую поверхность, складывались в стихи, рассказы о чувствах, о любви, вычитая излишнее беспокойство из души. Закончив, Он складывал дрожащий листок пополам, доставал кремовый конверт и, надписав дату, прятал в стол. Любил. читать дальше

@настроение: Литературное

23:00 

Одиночество на ладони

Just Me_o
19:19 

Нравится?

mistris_Varvara
Ты мне нравишься — сказала она про себя. Действительно нравишься — и улыбнулась. Пусть думает, что она рада встрече. (Конечно, она и на самом деле рада).

Потом снимаешь рубашку. Впиваешься зубами в его соски и слушаешь его стоны, что ласкают твои уши лучше его языка. Лижешь его грудь и гладишь тело, в надежде слиться в одно целое. Кожа касается кожи. Он поднимается и смотрит на тебя долгим, темным взглядом. Он очень возбужден, но медлит. Выжидает. Долго разглядывает твою грудь и гладит ее. Ты прижимаешься бедрами к его животу и медленно проводишь языком по его подбородку. Слизываешь капли его соленого пота. Глаза ваши широко открыты и смотрят друг в друга — вы любите друг друга, глаза, руки, губы — все это слилось воедино и дрожит от предвкушения продолжения той необыкновенной близости, что возникла между вами внезапно, подобно молнии или вспышке фотоаппарата. В глазах режет — он улыбается и обнимает тебя за бедра, притягивая ближе к себе. Руки блуждают по твоей спине.

Секс похож на танец — ритуальный танец ваших тел, вызывающий Богов, что повинуются только вам обоим. Никогда в жизни тебе не было так хорошо. Даже тогда, с другими — ты теперь вспоминаешь это со смехом, невзначай — как же было страшно глупо путать эти путаные, неуместные вспышки ненужного удовольствия, от чего становилось лишь приятно между ног — никакого оргазма для души, подлинного, настоящего. Ты должна верить в любовь, и ты шепчешь ему, что любишь, а он лишь улыбается и прижимает тебя к влажной кровати своим тяжелым и грубым телом. За окном жара, огромный город живет и дышит, словно дракон, далеко за его пределами умирают люди, начинаются войны и трусы пытаются удержать крупинки власти в своих ничтожных руках; люди убивают за деньги, кончают с жизнью и несутся к своим родным. Ты лежишь прижатая к кровати и сжимаешь его бедра своими. Влюбляешься все больше. Это игра? Раньше все эти копошения в постели были только твоей игрой. Что же он с тобой делает? Скоро ты станешь полностью подчинена, продашься в рабство за состояние души — какая поэзия! И как ты боишься этого — стать частью кого-то и умереть, лишившись его сердца, его души, его губ и рук.

Но ты не так слаба, как кажешься. Ты готова к бою с собственной судьбой — готова сносить все удары и толчки к обрыву. Будешь цепляться. Обрубками ногтей, если придется. Мало кто умирает вместе с любовью. И ты не ждешь ни звонков, ни роз, только бесконечную жизнь и ее объедки - кости, что она бросает тебе, издеваясь. Ты больше не помнишь слов, жестов, запахов — ты опустошена. Но ты жива. И состояние твоих мыслей приходит постепенно в порядок — благо, заняться тебе почти всегда есть чем. В постели твое тело снова просит секса с ним, но ты заставляешь себя забыть обо всем и лечь спать, а когда нужно, доводишь себя до такого состояния, когда невозможно ничего делать кроме того, что спать. И он не нужен — выкуси, дорогой: мое красивое тело тебе больше не трогать — оно мое! Все в этом мире умирает — убьешь ты и воспоминания. Скоро ты ототрешь свое тело и сделаешь глубокую очистку сердца.

В следующий раз, когда увидишь его, не смотри на руки. Он умел обращаться со своими руками, ничего не скажешь. Совсем не так, как остальные. Он придавал своим рукам особое значение — считая, что руки главное в любовной игре. Как ты любила целовать его руки и оставлять на них белесые следы своих зубов. Этот мужчина любил, когда ты его кусала, словно кошка, которую потрогали не там, где ей нравится, и не столько, сколько ей нравится.

Музыка в твоем айподе замедляется — ты успокаивашься — количество ударов в минуту сокращается и ты испытываешь равнодушие, близкое разве что только к горькой грусти. Двигаясь в такт незатейливой песни ты расслабляешься, разглядывая свое усталое отражение в зеркале. Он — твой первый любимый. Ты можешь остановить время и перестать забывать его, а просто восстановить файлы, давно отправленные в корзину — вспомнить вдруг все его прикосновения и взгляды. Его темные глаза и широкую спину, так важно, чтобы у мужчины была широкая спина и такие красивые руки, как у него. Сильные, большие руки настоящего мужчины. Я — твоя единственная любовь — в твоих мечтах скажет он и поцелует тебя, как далекий и незнакомый принц целует золушку — замызганную и удивленную силой его первовзглядной любви к ней. О, как она была права, что не надеялась на этого мужчину! Ты лишь утешаешься тем, что вопреки здравому смыслу она не переставала мечтать о нем, каждый день и каждую ночь. Мечтать не вредно — не верьте, прошу вас - поменьше в жизни разочаруетесь. Истинной радости и верного счастья не приносят ни исполнение грез, ни мысли о них. Мечты — как миражи в пустыне — много обещают, но не указывают правильный путь, а то и вовсе заводят в места, подвластные лишь вездесущей смерти.

*продолжение в дневнике - это ведь целая история...*

12:50 

продолжение "Улицы роз", часть 2

Ashtert [DELETED user]
Прошел месяц с тех пор, как мы переспали, и все это время мы почти не общались. Я пыталась объяснить это тем, как прошла наша первая ночь, но безуспешно: ты ведь знал, что до тебя у меня никого не было. Так что я была в праве думать, что проявила себя неплохо. Во всяком случае, лучше многих из тех, кому посчастливилось делить с тобой постель впервые.
Так что дело не в физической близости? Нет.
Улица слез

20:24 

Высокие гетры и клетчатый килт,значок ГТО на рубашке блестит
Где-то на очень горячей долине текла река.Текла спокойно,чуть лениво и над темной поверхностью закручивались стылые спиральки тумана.Волны дышали холодом.
Ничьи следы не вели к ней- существам, обитавшим на прогретых берегах не была нужна вода.У неё не было имени-ведь никому не было до неё дела.
На излучине реки росло дерево.Веками никто не приходил посидеть в кружевной тени.Не лакомился острыми листьями.И маленькие круглые плоды год за годом уплывали по течению,никем не собранные.
Хотя и лет никто не считал.А значит их не было.
Но однажды один из обитателей долины пришел.Сел под деревом.Опустил взгляд к черной глади.И больше уже не уходил.
Это обитатель был ещё мал и не слишком мудр.потому-то он сидел там,бездумно глядя на серые прядки тумана.
никто не скажет,сколько лет пробыл он там.Но однажды он проник взглядом сквозь туман.И увидел-под прозрачными водяными пластами,в темноте скользили малненькие веретенышки форелей.скользили быстро.Словно спасаясь от чего-то.словно пытаясь кого-то догнать.И всегда строго по течению.
Существо следило за ними,недоумевая,чего они так боятся.чего они так хотят.С дерева упал твердый круглый плод-как они потянулись к нему!и все унесла река.
И житель солнечной долины понял,что ужасно хочет узнать,куда стремятся речные жители,откуда бегут,чему так радуются и огорчаются.И он следил за ними,он шел по берегу,но река,казавшаяся такой неспешной,уносила их прежде чем маленький успевал что-либо понять.тогда он построил из сучьев дерева плот и спустил его на воду.Он лег на живот и смотрел,приближая лицо к воде на рыб,которые сперва пугались,а потом привыкали плыть в квадратной тени связанных бревнышек.Солнце пекло ему спину,он видел больше,чем когда сидел на берегу,но неуклюжий плот плыл все-же куда медленнее юрких форелей.и тогда он сделал то,чего боялся.Он прыгнул с плота в воду.
Она оказалась ледяной и непригодной для дыхания,и не знавший об этом ровно ничего обитатель суши рванулся к поверхности и выплыл,хотя чешуйчатые бока удивленных рыб сдавливали его со всех сторон."что ты делаешь,-сказали ему.-ведь там смерть.Разве ты не знаешь.что нельзя подниматься наверх?"-"нет,нет!Это вы не знаете-протестовал он-там тепло.там свет.там легко дышится"-"никто не вернулся оттуда".
Он плыл.река скрывала в себе быстрое подводное течение.он рассказывал рыбам о свете наверху и некоторые верили,но не поднимались-слишком силен был страх.И теперь он знал,что плыли они быстро потому,что жизнь их была короткой,а если остановишься.задавят тебя те,кто несется сзади.и если опустишься ко дну,к плотным серым складкам песка,где течение сходило на нет-замерзнешь насмерть.
Он рассказывал о теплом мире наверху-ему редко верили.и он стал рассказыать реже.ведь здесь не росла короткая крепкая травка,которой он привык питаться,лишь водяные букашки метались вокруг.и все время уходило на охоту.Он помнил о жарком воздухе,он мечтал вернуться туда,но он хотел бы увести туда же рыб.которые плыли вокруг него.почти не меняясь,ведь они стали ему чем-то дороги.А они не знали ни о чем кроме стылого ультрамаринового холода воды.
И все реже и реже поднимался он к свету,туда,где висело над долиной косматое белое солнце.Лишь иногда подпрыгивал вверх и окунался в непередаваемый покой,свободный от бегства и погонь.потом перестал совсем.
однажды он заметил,что его тело теперь также блестит чешуей.как у остальных.
и через много лет,которые здесь считали он почувствовал.как его несильно тянет в сторону.он знал.что это,он видел как уходили другие рыбы.у этой реки было много притоков.и каждый завершался водопадом.
Когда он впервые ощутил эту тягу,он без труда преодолел её.но с каждым днем она становилась все сильнее.Житель реки сопротивлялся.сопротивлялся сколько мог.но однажды понял,что силы его иссякли..
близкие проводили его почти до водопада.
дряхлое тело в каскаде пены низверглось на камни.закрутилось волной и было вышвырнуто на берег.
он очнулся.на его теле не было больше чешуи.Обитатель берега лежал на излучине реки,под почти таким же деревом.как то.с которого все начиналось,только моложе.Он понял,куда уносили волны маленькие желтые плоды.Он обернулся и увидел двоих высоких жителей берега."с возвращением!-сказали они.-теперь ты вырос.ты узнал,каково жить в реке.Каковы её жители.теперь пойдем туда,в луга.ты раскажешь нам о своем путешествии"-"а как же они?там холодно и темно,они не знают что бывает иначе.я попробую научить их еще раз!"-но высокие и мудрые покачали головами."мы ошиблись в тебе.ты так ничего и не понял.Ведь ты уже пробовал их учить...маленький и глупый..."
и он снова сидел под деревом,силясь найти выход...
как много раз до и после.



по-моему все достаточно однозначно

10:15 

Летний танец

* Ты всегда знал, что ты герой не моего романа. Я всегда знала, что я девушка не твоей мечты.
* Наши отношения похожи на танец: мы то приближаемся, то удаляемся, то едва касаемся друг друга.
* И... как не странно, мне это нравится!
* Мне нравится забывать обо всём, танцуя с тобой под звёздным небом...
* Мне нравится каждый день ждать наступления сумерек...
* Мне нравится ощущать твои руки у себя на талии, когда во время танца ты невзначай касаешься меня...
* Мне нравится думать о тебе перед тем, как заснуть...
* Мне нравится, что ты не даришь мне своих любимых сладких духов, моих любимых разноцветных гвоздик, мягких игрушек, украшений, косметики, горького шоколада...
* Мне нравится, что ты не ходишь со мной в кино на последний сеанс...
* Мне нравится, что ты постоянно рассказываешь мне с кем и когда ты спишь, даже не догадываясь, что я терпеть не могу занимать чьё-то место...
* Мне нравится, что ты не ходишь со мной в кафе, не зовёшь меня на чай, тем самым ты помогаешь мне поддерживать фигуру...
* Мне нравится, что ты только слегка ощущаешь мой аромат и не сможешь вдохнуть его полной грудью...
* Мне нравится, что мы не ищем друг друга глазами в толпе...
* Мне нравится, что мы не обнимаемся, не целуемся, не живём вместе...
* Это мне нравится! Ведь если бы мы хоть раз попробовали совершить одну из этих "глупостей", нам хотелось бы повторить всё это снова и снова...
* А разве нам нужна эта зависимость?!

15:10 

Помощник. (всем здрасте : )

Маленький лис
Просыпаюсь утром и иду к зеркалу. Морщинистое, с поседевшей мохнатостью лицо говорит о том,
что работа мне предстоит не из лёгких. Сажусь на прогнившее кресло в углу жалкой жизни и начинаю
плакать. В процессе осознаю, что у "меня" это было стандартной процедурой на протяжении уже более чем пяти лет. Круто.
Старик не один, он одинок

11:55 

тифе вассер зинд нихт штиль
Мишка, ведьма и Позавчера.


Ведьма спала, уронив лохматую голову на руки, а руки – на грязное пространство стола, свободное от стаканов и мусора. Иногда она просыпалась и нервно оглядывалась – не видел ли кто. Должно быть, это очень страшно, спать под чужим взглядом. Если это, разумеется, не Мишкин взгляд. Мишка не умеет делать больно. Да если бы и умел, вряд ли бы сделал, ведь ведьма понравилась ему с того самого момента, когда он увидел, что она – ведьма. Когда она вошла в купе, небрежно швырнула рюкзак под полку и водрузила локти на стол, смахнув на пол апельсиновую кожуру. Мать Мишки хотела было открыть рот, но ведьма уже смотрела в окно, и продолжала смотреть в него еще долго, все долгие двадцать четыре минуты до того момента, когда поезд тихо тронулся. После этого Мишка не удивился бы, если бы назавтра стало известно, что Город больше не существует.

За эти двадцать четыре минуты...

19:52 

Маленькая просьба

Итак, я вступила в это сообщество.
Я пишу своё произведение. Стиль - фэнтази, немного символики и психологии. И всё как полагается: приключения, волшебство, любовь и т.п.
Но есть одна загвоздка - нужен соавтор, бета - как угодно.
Если заинтересуетесь - пишите комментарии или сразу на мыльце.
Буду ждать.

Ну а по завершении произведения, обещаю выложить его здесь.

Проза

главная